И пусть Google подождёт: 8 правил успеха от спортивного программиста Геннадия Короткевича

tildacdn.com
Как один из самых титулованных программистов мира решает сложнейшие задачи и почему он не пошёл работать в Google

Геннадий Короткевич (родился и вырос в Республике Беларусь) начал писать программы в младших классах школы. Сейчас ему 22 года, и он занимает первое место в рейтинге сильнейших кодеров мира по версии Codeforces (российский ресурс, посвящённый спортивному программированию). Короткевич выигрывал известные чемпионаты и турниры, в том числе организованные Google, IBM, Facebook, ВКонтакте, Яндекс, Mail.ru Group. Во время таких турниров участники с помощью компьютера решают одну или несколько алгоритмических задач за определённое время.

Несмотря на успехи на спортивном поприще, пока Короткевич не особо задумывается о карьере, хотя такого специалиста наверняка будут рады видеть во многих IT-компаниях.

Спасибо папе. В детстве мы с папой много занимались: разбирали задачи, учились программировать вместе, и это было очень классно. Папа объяснял мне программирование так, чтобы я понял. При этом меня никто не заставлял, наоборот, бывало, говорили — пойди и отдохни. Мне самому было интересно решать задачи.

У нас в Гомеле был кружок для школьников-программистов. Я попал в среду, где можно было с ребятами что-то пообсуждать и потренироваться — ценная штука. Я со школы был достаточно амбициозен и старался всё делать по максимуму.

Удачный ник. Точно помню, на моих лыжах было написано слово tourist, и оно мне понравилось. Вообще мне ещё повезло, что я выбрал себе такой приличный ник. Знаю ребят, которым позже пришлось брать новые имена, потому что старые были ни в какие ворота.

Все сложное — просто. Какого-то свода методик, как подойти к решению той или иной задачи, не существует. Все очень индивидуально. Например, есть сложная задача.

ifmo.ru

Я ломаю голову над её решением и не понимаю, как к ней вообще подступиться. И тогда полезно взять какой-нибудь частный, конкретный случай. Они бывают лёгкие, тривиальные, а бывают посложнее.

Я пытаюсь найти наиболее сложный для меня частный случай, который ещё не умею решать. Решение частного помогает придумать решение для общего. Это лишь один из примеров.

Волнение бывает полезным. Мне здорово помогает во время турниров, если я просто встану и пройдусь. Часто выхожу умыться. Сидеть и думать несколько часов подряд мне тяжело. Конечно же, я волнуюсь, но в последнее время гораздо меньше. Все-таки я стал опытнее и увереннее в себе. Волнение иногда бывает полезным — держит в тонусе, заставляет действовать быстро.

Всегда готов. Сейчас я просто стараюсь поддерживать себя в тонусе — готовлюсь к различным отборам и раундам, участвую в тренировках. В школе, когда закладывал базу, мог сидеть за компьютером по полдня. Сейчас мне хватает нескольких часов.

Свой алгоритм. Мне несколько раз предлагали работу в больших компаниях. Но здесь есть тонкости. Обычно финалистам соревнований не предлагают работу напрямую. Как правило, их сначала зовут на собеседования.

Если хорошо выступишь на турнире, организованном Google или Facebook, тебе скажут — приходите к нам, пообщаемся

И уже после собеседования могут сказать, на какую позицию приглашают и на какие деньги. Меня так звали в Google, но я не ходил. Знаю, что для тех, кто занимается олимпиадами и хорош в алгоритмах, не составляет особого труда пройти собеседование. То есть я понимаю, что, скорее всего, пройду собеседование и получу работу. Но работа мне пока не очень нужна.

Девушка, компьютер, теннис. Все люди разные, и среди программистов есть много вполне адекватных ребят, которые не только сидят перед компьютером, но и другими вещами интересуются. Я, например, участвую в соревнованиях по настольному теннису, слежу за большим теннисом. С личной жизнью тоже все в порядке — у меня есть девушка.

Ученье – свет. Все пока немного туманно. После окончания четвертого курса понял, что не хочу что-то резко в жизни менять, и остался в университете. Сейчас учусь на первом курсе магистратуры.

 

По материалам Rusbase
Поделиться: