В защиту беспорядка: 4 аргумента из книги Тима Гарфорда «Шкереберть»

21
Shutterstock
Зачем звездный гитарист играл на барабанах, как черви развлекали Дарвина и в чем сила виртуальных объятий интровертов

Бесчисленное количество литературы и мастер-классов посвящено тому, как сделать так, чтобы все шло по плану, как по маслу. Но часто блестящие решения возникают тогда, когда все выходит из-под контроля. Или же наоборот, когда вы расслабляетесь и позволяете себе детскую открытость и непосредственность. Словом, тогда, когда вы забываете о том своем плане. Ведь вполне возможно, что обстоятельства «пишут» для вас гораздо более интересный сценарий.

Как это работает? Узнайте из книги экономического комментатора и главного обозревателя Financial Times Тима Гарфорда «Шкереберть. Як творчий безлад може змінити життя на краще» (Messy: How to Be Creative and Resilient in a Tidy-Minded World), украинский перевод которой недавно вышел в издательстве «Наш Формат».

Автор провозглашает себя защитником хаоса и приводит множество увлекательных кейсов в подтверждение его положительного влияния.


1

«Косвенные стратегии»

В 1976 году эпатажный британский рокер Дэвид Боуи переехал в Берлин, где познакомился с не меньшим любителем провокаций – клавишником группы Roxy Music Брайаном Ино. Во время их совместных репетиций тот появлялся в студии с набором карточек с инструкциями, которые называл «Косвенными стратегиямии». Как только у музыкантов случался творческий ступор, Ино прибегал к этим указаниям. Среди них было что-то вроде: «Подчеркни недостатки» или «Выгни спину». Из-за одной из них Карлосу Аломари, гитаристу-легенде, пришлось играть на барабанах.

Скрипач Саймон Хаус вспоминал, что репетиции часто звучали ужасно

Как бы там ни было, в результате этого странного эксперимента, который отчасти сопровождался нервными срывами исполнителей, появилось два альбома – Low и Heroes, – получивших наиболее положительные отзывы музыкальных критиков. А вместе с ними хиты The Idiot и Lust for Life, созданные Боуи в сотрудничестве с Игги Попом с помощью тех же «косвенных стратегий».

Автор книги считает, что сочетание случайных потрясений и постепенных улучшений может помочь эффективно решить немало сложных проблем.

2

«Кочевой» подход

Ирез Либерман Эйден, который еще до своего сорокалетия получил ряд престижных научных премий, – яркий пример интеллекта, совершенствующего благодаря «путешествиям» между дисциплинами: физикой, инженерией, математикой, молекулярной биологией, историей, лингвистикой… Он постоянно расширяет собственные границы: «Я всегда смотрю, над какой интересной проблемой мог бы работать, и стараюсь понять, каким ученым я должен быть, чтобы ее решить», – рассказывает о своем методе Либерман Эйден.

Тим Гарфорд. probonoeconomics.com

Такой подход, уверен Гарфорд, становится полезным каждый раз, когда ученый оказывается в тупике. Когда Айдену было 25, он пытался построить антитела из «лего»-наборов различных генов, чтобы обезвредить вражеские бактерии и вирусы.

Проект провалился. Методов было недостаточно, чтобы распознать огромное количество генов, разница между которыми едва заметна.

Однако впоследствии, случайно приобщившись к обсуждению на конференции по иммунологии, благодаря своему предыдущему опыту секвенирования антител ученый сумел найти ответ на сложный вопрос, над которым долго ломали голову его коллеги: какой может быть трехмерная структура человеческого генома (как двойная двухметровая спираль ДНК поместилась в ядро человеческой клетки, диаметр которого – примерно 0,01 мм)?
Это была не случайная удача, а стратегия, утверждает Гарфорд.

Провал в одной сфере дает новое понимание и новые инструменты, которые могут пригодиться в другой

Автор исследовал рабочие методы сорока ученых, среди которых было четыре будущих лауреата Нобелевской премии и члены Национальной академии наук США. Он отмечает, что некоторые из высокопродуктивных ученых, издававших революционные труды один за другим, в течение периода появления своей первой сотни работ меняли тему исследования в среднем 43 раза.

3

Сеть инициатив

Чарльз Дарвин тоже не зацикливался на чем-то одном. Теперь в это сложно поверить, но свое знаменитое путешествие на корабле «Бигль» он начал «с большой и непрофессиональной неопределенностью своих целей». Он увлекался геологией, убедительно описал процесс образования коралловых рифов, заложил основы учения об экологических нишах на примере галапагосских вьюрков и создал тщательно аргументированную теорию эволюции.

Чарльз Дарвин. wikimedia.org

И все это время у него был параллельный узкий научный интерес, сопровождавший его более сорока лет, – простые черви, к изучению которых он всегда возвращался, чувствуя тревогу и растерянность.

Книга «Черви», которую Дарвин писал около 44 лет в перерывах между другими делами, стала его последней научной работой.

Гарфорд акцентирует на том, что ученый поддерживал таким образом свою собственную сеть инициатив – взаимообогащающих проектов. Разнообразие, по его словам, увлекает. А порой даже спасает: если одна инициатива терпит фиаско, другая может спасти от отчаяния и вдохновить.

4

«Обнимите меня»

11 июля 2012 в одной из крупнейших телефонных компаний Великобритании, O2, произошел серьезный технический сбой. Сотни тысяч разгневанных клиентов начали бомбардировать ее Twitter-профиль полными брани сообщениями. Команда социальных сетей O2 сначала действовала как обычно: извинилась и дала ссылку на сайт с самой свежей информацией о ходе работ по решению сетевых проблем. Оскорбительные жалобы можно было бы игнорировать. Но интроверт по имени Крис, один из членов команды, решился на диалог.

Клиент: Не стану врать, я уже не дождусь, чтобы отказаться от O2.
O2: Но мы вас любим!
Клиент: Идите в ж***у! Чтобы вы обоср***сь!
O2: Может, позже, сейчас надо разослать несколько твитов.

Твиты Криса быстро привлекли внимание аудитории. Коллеги начали брать с него пример и по-доброму общаться со своими клиентами, которые постоянно поливали компанию грязью. И у O2 появились десятки тысяч новых подписчиков.

twitter.com

Кто-то опубликовал фото голубя с надписью «Почтовый голубь может донести сообщение». О2 тут же отреагировали: «Сколько за птицу?».
Телефонная компания вдруг перестала быть безликим брендом, который подставил своих клиентов. А наиболее разъяренные из них уже не казались жертвами. Они были похожи на хулиганов, которым Крис и его сотрудники противостояли с юмором. Поэтому О2 было трудно не сочувствовать, отмечает Гарфорд.

Клиент: «Тот, кто ведет сегодня твиттер-ленту, отлично справляется с нападками. Молодец! :)».
О2: «Обнимите меня».

Поделиться: