Успеть при жизни: «365. Книжка на кожен день, щоб справляти враження культурної людини»

116
Shutterstock
Три категории людей, для кого эта книга, шесть уроков из нее и пять цитат
365. Книжка на кожен день

У многих из нас есть привычка накапливать книги, закладки, списки «того, что нужно прочитать, прежде чем…». Японцы даже придумали слово для обозначения этих неумолимо растущих стопок, ведь кроме всевозможных обязательных списков, есть же еще друзья, которые что-то очень советуют, и друзья, которые и сами пишут. А времени в обрез.

Издательство ArtHuss недавно представило собственную подборку, амбициозную по охвату (от древних мифов и фольклора до последних бестселлеров; четыре континента, 60 стран) и милосердную по объему ее частей (каждая из них – одна страница). «365. Книжка на кожен день, щоби справляти враження культурної людини» – это ряд новелл, изложенных живо, четко и по существу, о важнейших, по версии литературоведа Анны Улюры, произведениях, ставших событиями в мировой литературе, в сопровождении чувственных психоделических коллажей от художницы Кристины Золотаревой.

 

Для кого эта книга?
— для тех, кто не успевает читать все, что планирует, и стремится правильно выставить приоритеты;
— для тех, кто не хочет по разным причинам читать определенные произведения, но желает разобраться, что же в них выдающегося;
— для тех, кто в школе не читал критику, ведь ее читали в основном те, кто ею и ограничивался.

Но, как отмечает Анна Улюра, порой даже книги, которые считают легким развлекательным чтивом, взламывают мозг закаленным интеллектуалам. Поэтому собственное мнение иметь стоит, но и академики, которые, собственно, критикуют, если у них все хорошо с чувством юмора, бывают незанудными. Невероятно любознательная читательница и смелая в своих интерпретациях автор в этой сфере уже полтора десятилетия и сотрудничает с такими изданиями, как «Збруч», «Левый берег», «ЛітАкцент» и «Літцентр». «365» – ее первый полнокровный нон-фикшн, который она написала всего за несколько месяцев (приняла литературный челлендж).

Анна Улюра
Анна Улюра. chernozem.info

Для удобства новеллы расположены в алфавитном порядке и не так пересказывают сюжет, как говорят о том, в чем же там соль.

1

Названия – та еще головоломка

К примеру, «Красное и черное» Стендаля обычно трактуют как противопоставление военного мундира и сутаны, между которыми выбирал молодой карьерист Жюльен Сорель. Но Улюра обращает внимание на то, что мундир в те времена был на самом деле голубым, а сутана – фиолетовой. Возможно, речь идет о другом: «Если обратиться к символике цветов, которые закреплены за похотью и честолюбием как грехами, то «красное» и« черное» не противопоставлены, это понятия одного ряда. И добавить к этому, что красное и черное – это тогдашние поля для игры в рулетку. Тогда и смысл не в выигрыше и проигрыше Сореля. Он просто не мог здесь победить, его игра не предусматривает выигрышных комбинаций».

2

Некоторые произведения порождают массу интриг

Примером тому хитрый маркетинговый ход Вальтера Скотта: «Увлекательные приключения рыцаря Айвенго в свое время продемонстрировали такой потенциал исторического романа, что читательский эффект от этого сейчас трудно даже представить. А еще показательная скромность автора: «Айвенго» публикуется анонимно. Или показательная гордыня автора. Потому что у Скотта был план: «на рынок» выходили три его романа, и он предвидел конкуренцию с самим собой».

3

Книги трендсеттеры – не обязательно те, что сразу приходят в голову

Именно «Адольф» Бенжамена Константина, опубликованный в начале XIX века, дал старт идее, которая затем получила распространение в европейской прозе: любовь всегда взаимна, а объект экзальтации – отражение наших собственных альтруистических чувств. Поэтому в литературе жертвенная любовь уступила место эгоистической любви, резюмирует Улюра. Но лавры за это достались другому:

Моби Дик Кристина Золотарева
Моби Дик Кристина Золотарева. ArtHuss

«Есть такой типаж в произведениях о любви. Профессиональный мученик, эмоциональный террорист, темный красавец, которого никто не способен понять (в том числе и он сам), страстный любовник, не менее страстный предатель, развратник – речь не столько о телесных утехах, как о душевных муках. 

Мы называем такого «байронический герой». Если бы литературный расклад первых десятилетий XIX века был бы немножечко другим, мы бы его звали «константиновым героем». А сложилось так: француз Константин написал короткий роман «Адольф», одну из лучших книг об искаженном сознании влюбленного (в себя) человека. И эту книгу мало кто помнит сейчас. С плохой репутацией повезло героям Байрона».

4

Бессмысленное требует серьезного отношения

Это, вероятно, главное послание «Алисы в Стране Чудес», ведь сам острослов Льюис Кэрролл, когда писал свою сказку, применял рациональный подход: «Это называется reductio ad absurdum: один из методов доказательства по Эвклиду, когда гипотезу доказывают через ее логическую противоположность. И если все время идти, то непременно куда-нибудь придешь, правда же?».

5

Иногда правду не высказать

«Бойня номер 5, или Крестовый поход детей» Курта Воннегута, по мнению Улюры, возможно, и не самая лучшая книга о войне, но точно самая честная. И такой эффект – заслуга последнего предложения: «Реплика, которая заканчивает роман, лишена содержания и почти лишена смысла. Разве что рассказчик в тот момент наконец признает: «Извини, дорогой читатель, но я не знаю, как рассказать о войне человеческим языком».

Бойня №5. Кристина Золотарева
Бойня №5. Кристина Золотарева. ArtHuss

И в этот момент дорогие читатели не могут не поверить. О войне нельзя писать красиво и просто, потому что эта красота-простота соблазняет на следующие войны. А как тогда писать? Poo-tee-weet».

«365» – книга, которую, пожалуй, не возьмешь читать в метро в час пик. Она тяжеловата, хотя истории в ней компактные. Поэтому и размер, и тем более заголовок (уж слишком он декларативен как для публичных мест) побуждают не таскать ее с собой где попало, а уединиться с ней, залечь на уютное дно и признать: жизни не хватит, чтобы прочитать все лучшее, что создало человеческое воображение. Но не лишним будет хотя бы понять, от чего отказываешься.


Художественная литература – лучший способ познать себя, это – путешествие, считает один из наиболее выдающихся финских литераторов современности Юрки Вайнонен.

Критики называют его скандинавским Кафкой, ведь его произведения, полные абсурдного и сюрреалистного, пугают и восхищают одновременно.

Читайте интервью с Юрки Вайноненом, которое он дал K.Fund Media на «Книжном Арсенале – 2018», где представил украинский перевод своей книги «Німий бог».

Поделиться: