Тяжелая мужская доля: три книги сентября

55
K.Fund Media
Все мужчины разные, все мужчины одинаковые. И то и другое чистая правда, но это не точно

Англичанин Дэвид Солой взял в герои своего романа сразу девять мужчин. Израильтянин Амос Оз изобразил такого экспансивного чудака, что даже его одного для окружающих многовато. Турок Зюльфю Ливанели вывел двоих одинаковых, кто-то из них явно лишний, а может и оба.

Каков есть мужчина

«Каков есть мужчина», Дэвид Солой

Русский перевод – «Эксмо», 2018

Роман в девяти рассказах. Последний связан с первым одним едва заметным сюжетным штришком, все остальные параллели – на уровне идей и приемов. Каждый следующий герой-мужчина старше предыдущего на шесть-семь лет; места действия рассказов разбросаны по разным уголкам объединенной Европы – Бельгия, Испания, Хорватия, Кипр…
Прекраснодушный юноша, простак, дорвавшийся до любовных утех, циничный газетчик, ради сенсации готовый на любую подлость, усталый коммерсант, пренебрегающий романтическим приключением, пожилой русский бизнесмен на грани банкротства, старик, почувствовавший дыхание смерти… Из этих силуэтов Солой составляет собирательный образ мужчины. Точнее, коренного или новоиспеченного британца, по той или иной причине очутившегося за пределами острова.

Сама по себе идея замечательная, и все же место в букеровском финале позапрошлого года Солою принесла не только она. Также в его арсенале холодный и острый, как скальпель, психологизм, оптимальное сочетание серьезности с иронией, энергичный стиль, постоянно сжимающий пружину интриги. А еще эффект вовлечения: каждый второй читатель мужского пола среди персонажей романа может узнать себя.


Фима. Третье состояние

«Фима. Третье состояние», Амос Оз

Русский перевод – «Фантом Пресс», 2017

Заглавному герою 54, он живет в Иерусалиме и работает в регистратуре гинекологической клиники, что никак не соответствует его интеллектуальным возможностям. Фима – заядлый книгочей, знаток Торы, любитель поэзии, колумнист левого толка и такой отчаянный спорщик, что когда рядом никого нет, дискутирует сам с собой. Еще он холостяк, неряха, зануда, растяпа и неудачник. В Фиминой жизни все наперекосяк, но последний, кого это беспокоит, это сам Фима.

Роман 1991 года – не самый типичный в творчестве крупнейшего израильского писателя, которого уже много лет считают реальным претендентом на Нобелевскую премию. «Фима» насквозь пропитан иронией, которую можно без преувеличения назвать нежной. Оз испытывает явную симпатию к своему бестолковому герою и не случайно наделяет его политическими взглядами, близкими к собственным.

Кстати о политике. Пожалуй, именно из-за нее «Фиму» не переводили так долго: рефлексии на тему арабо-израильских отношений в романе слишком обильны. Про любовь все-таки интересней, тем более что в большом Фимином сердце всегда избыток чувств. Оз замечает: «Фима любил всякого, кто мог его вынести». Тут можно добавить, что вынести Фиму мог лишь тот, кто его любил.


История моего брата

«История моего брата», Зюльфю Ливанели

Русский перевод – «Эксмо», 2018

Это первый роман Ливанели, переведенный на русский. Вообще книг у него много, но литература не единственное занятие турецкого писателя. Он больше известен как музыкант и композитор, также кинорежиссер, политик и общественный деятель, а романы пишет так, между делом.
Герой Ливанели почти ровесник герою Оза, он тоже живет один, тоже страстно любит читать, но на этом сходства заканчиваются. Ахмед – субъект куда более странный: он затворник, мизантроп, не выносит прикосновений, не испытывает эмоций. Не исключено, что этот инженер на пенсии каким-то образом причастен к случившемуся по соседству убийству молодой женщины. Амбициозная девица из стамбульской газеты пытается вытянуть из Ахмеда правду, но в результате выслушивает шахерезадовы истории о молодости Ахмедова брата, еще более странного типа, чем сам Ахмед.

Роман, поначалу казавшийся детективом, превращается в приключенческий трэш с любовным угаром в Беларуси, кознями постсоветских спецслужб и заточением в кавказской темнице. В конце громко стреляет пресловутое чеховское ружье, роль которого исполняет сконструированная Ахмедом «машина для объятий», – и все тайное наконец становится явным. Впрочем, проницательный читатель, скорее всего, разгадает основные загадки книги задолго до финала.


Читайте также  «365. Книжка на кожен день, щоб справляти враження культурної людини»

Поделиться: