«Триумф слона»: слон, правда, небольшой, но умный

59
Shutterstock
Самый развитый город Кот-д’Ивуара – пример того, что и к югу от Сахары побеждает рациональность

Абиджан – бывшая административная и нынешняя экономическая столица Кот-д’Ивуара, бывшего Берега Слоновой Кости. До 1960 года страна была колонией Франции, французский является ее официальным языком, а Абиджан — вторым в мире городом после Парижа по числу носителей французского. В 1985 году съезд единственной разрешенной тогда политической партии – Демократической – постановил, что название столицы является географическим названием, которое не нужно переводить. То есть для франкоязычных ивуарийцев и всех, кто в мире говорит по-французски, страна  продолжает называется Берегом Слоновой Кости (именно так переводится с французского Кот-д’Ивуар).

Типично африканская история

Кот-д’Ивуар – не самая богатая, но в своем прошлом очень характерная для «черной» Африки страна с населением более около 24 млн человек, которая после обретения независимости пережила всё, что было положено в таких случаях африканскому государству. Например – этнические конфликты, вызванные произвольными границами, которые были прочерчены просто по итогам продвижения колонизаторов от побережья Атлантического океана вглубь континента. Еще одна причина конфликта – экономическое неравенство. Кот-д’Ивуар – главный мировой производитель  какао-бобов (около 25% ВВП). А бобы растут на юге страны. И, значит, северяне априори были беднее южан.

Туристы нередко называют Абиджан «африканским Нью-Йорком» или «африканским Парижем»
Туристы нередко называют Абиджан «африканским Нью-Йорком» или «африканским Парижем». Shutterstock

Характерным для многих стран Африки было и первоначальное демократическое по форме, но авторитарное по сути управление государством.

Так, первый президент страны Уфуэ-Буаньи в 1983 году перенес столицу из четырехмиллионного Абиджана в двухсоттысячный Ямасукро просто потому, что он там родился. После смерти Уфуэ-Буаньи в Кот-д’Ивуаре происходили военные перевороты и мятежи, вылившиеся в две гражданские войны между севером и югом страны. Вторая из них закончилась в 2011 году вмешательством ООН и французских войск. Но и после этого Кот-д’Ивуар продолжает временами трясти.

Например, в 2016 году в Гранд-Бассаме, в колониальную эпоху – столице страны, а сейчас туристическом центре, террористы расстреляли отдыхающих на пляже, в результате чего пришел в упадок важный для Кот-д’Ивуара туристический бизнес.

Но, во-первых, это уже отдельные эксцессы, и, во-вторых, даже они не помешали восхищающему в последние годы западных экспертов бурному развитию страны, в авангарде которого идет город Абиджан.

В будущее – по морю

Туристы, приезжающие в Абиджан, нередко называют его «африканским Нью-Йорком» или «африканским Парижем». Нью-Йорком – из-за небоскребов, Парижем – из-за колониального прошлого и культурной составляющей. К тому же, в нем не так заметен, как во многих других африканских мегаполисах, разрыв между богатым центром города и трущобами на окраинах. В городе за последние годы появились новые коммерческие и торговые центры, жилые новостройки, мост, транспортные развязки. Важный бизнес-индикатор: Европейский экономический банк перенес в Абиджан свою западноафриканскую штаб-квартиру для того, чтобы проще сотрудничать с Африканским банком развития, который перебрался в Абиджан из Туниса. Но самое важное, что это развитие достигается не столько за счет сырьевых ресурсов (хотя в Кот-д’Ивуаре и открыли месторождения нефти), сколько за счет рациональной экономической политики.

Порт крайне важен не только для Кот-д’Ивуара, но и для соседних с ним стран
Порт крайне важен не только для Кот-д’Ивуара, но и для соседних с ним стран. Shutterstock

Еще не так давно она была совсем иной. Можно ли себе представить, например, чтобы в сегодняшнем двухсоттысячном Никополе построили самый большой в мире православный собор?

А в Кот-д’Ивуаре именно это и произошло: в 1980-е годы уже упомянутый Уфуэ-Буаньи решил подарить своей малой родине самый большой в мире католический храм. Его скопировали с римского собора святого Петра – только купол для достижения рекорда сделали выше, чем в Риме. Со стороны звучит комично, но рядовым ивуарийцам многие последующие годы было не до смеха – стройка стоила $500 млн. С учетом инфляции эта сумма сегодня намного больше миллиарда, а тогда обошлась стране в удвоение ее внешнего долга.

Сегодня же экономическая политика в Кот-д’Ивуаре – пример рациональности. Страна развивается строго по плану. Из трех сценариев экономического роста Национального плана развития (2012-2015 годы) был выполнен самый оптимистический, названный «Триумфом слона». Теперь планируется, что в период 2016-2020 годов инвестиции в страну составят $60 млрд, из которых госсектор даст 40%, а частный капитал – 60%. При этом доходы пойдут в первую очередь на здравоохранение и образование. С одной стороны – это социальный прогресс, с другой – устраивает инвесторов, которым надо, чтобы местная рабочая сила была здорова и образованна.

Лучший абиджанский пример совсем не африканской рациональности – его морской порт.

Развитие Кот-д’Ивуара достигается не столько за счет сырьевых ресурсов, сколько за счет рациональной экономической политики

Одна из причин того, что Африка не стала, в отличие от Азии, мировым центром аутсоринга, объясняется тем, что затраты инвесторов здесь в 2-4 раза выше, чем аналогичные в Азии, из-за слабого госрегулирования и неразвитой инфраструктуры.

Впрочем, госрегулирование, как мы уже увидели, в Кот-д’Ивуаре лучше, чем «в среднем по палате». Недаром ведь за последние годы иностранные инвестиции в страну выросли в три раза – инвестор поверил в то, что в государстве и бизнесе наведен порядок. Второе последовало из первого – раз мы отстаем в инфраструктуре, решили в правительстве Кот-д’Ивуара, значит, будем ее развивать. И начнем с морских ворот страны: порта в Абиджане.

Этот порт крайне важен не только для Кот-д’Ивуара, но и для соседних с ним стран, не имеющих выхода к морю. Когда в период военных действий он какое-то время не работал, товары в них возили в обход, что значительно их удорожало, не говоря уже о том, что Кот-д’Ивуар терял миллионы долларов на прекращении транзита. Однако и сегодня, уже в мирное время, порт, построенный еще в 1950 году, уже не справляется с современными требованиями.

Поэтому в 2015 году здесь начаты работы в двух направлениях. Первое – углубление канала, ведущего из порта в открытое море. Второе направление – строительство второго контейнерного терминала, который даст возможность порту принимать суда, несущие не 3500, а 14 тыс. контейнеров! Реконструкция порта будет завершена к августу 2019 года и обойдется в сумму около $2 млрд.

С мира по центу – Абиджану доллар

Тех, кто читал наш материал о столице Ганы Аккре, не удивит, что новый терминал строит китайская компания China Harbour Engineering Company. Зато японской группе Sumitomo предложено принять участие в разработке месторождения бокситов и постройке двух глиноземных заводов. Проект оценивается в $375 млн, причем японцам предлагают 25% акций будущих предприятий. Кроме того, золотодобывающий рудник Кот-д’Ивуара Tongon после ряда остановок восстановил свою работу. «По мелочам» – страна подписала договор с Евросоюзом, согласно которому он будет в течение шести лет ежегодно платить по €682 тыс. за рыбный промысел в водах Кот-д’Ивуара.

Собор Святого Павла
Собор Святого Павла. Shutterstock

Происходит это за пределами Абиджана, но со всего этого он как перерабатывающий, транспортный и торговый центр будет иметь свою долю.

Нефть ведь тоже добывают не в самом Абиджане, но именно здесь расположен самый крупный в Западной Африке нефтеперерабатывающий завод. Как, впрочем, и завод по производству растворимого кофе, хотя зерна его собирают в другом месте. Так что почти со всего производимого в Кот-д’Ивуаре его экономическая столица «имеет свою копеечку».

Что «имеет» со всего этого рядовой житель Абиджана и Кот-д’Ивуара в целом? Ведь нищее население в богатой ресурсами стране в Африке – не редкость. А имеет он с этого среднюю зарплату выше $450 и сопоставимые с Восточной Европой цены.

Литр молока стоит, к примеру, в пересчете, 48 грн, проезд в транспорте – 20 грн, килограмм мяса – немногим более 200 грн. При этом минимальная зарплата в стране выросла более чем на 60% при инфляции чуть более 1%, а доход на душу населения — на 20%. Создано более двух миллионов рабочих мест.

Представитель местного среднего класса вполне может позволить себе покупку квартиры на окраине Абиджана ($900 за 1 кв. м) или в центре ($1700 за 1 кв. м), отдать ребенка в детский сад ($120 в месяц) и даже в школу международного уровня (правда, это уже $400 в месяц). А еще он может пристроить ребенка в знаменитую Ивуарийскую футбольную академию, обучение и проживание в которой бесплатно. И ожидать, что тот в будущем станет миллионером в одном из мировых футбольных грандов. Как, например, ивуариец Дрогба, дважды становившийся лучшим бомбардиром чемпионата Англии по футболу и зарабатывавший в конце карьеры €5 млн в год.

Поделиться: