Торговцы с большой дороги: «Охота на простака» Джорджа Акерлофа и Роберта Шиллера

flickr.com
Как зарабатывают политики, мошенничают фармацевтические компании, почему жульничество встроено в экономику и при чём тут обезьянка

«Охота на простака. Экономика манипуляций и обмана» получила целый ворох разных наград. Например, золотую медаль по экономике от Axiom Business Book Awards (нечто вроде рейтингового агентства для бизнес-литературы) и звание одной из лучших экономических книг по версии еженедельника The Independent в 2015 году.

Написали эту книгу два нобелевских лауреата по экономике. Джордж Акерлоф получил премию в 2001 году, а Роберт Шиллер – в 2013. Их же перу принадлежит и бестселлер «Spiritus Animalis, или Как человеческая психология управляет экономикой и почему это важно для мирового капитализма». То есть авторы знают толк и в экономической науке, и в литературе.


«Охота на простака», помимо прочего, может рассматриваться как своеобразная антитеза «Капитализму и свободе» нобелевского же лауреата Милтона Фридмана. Если Фридман предлагает загнать государство куда подальше во имя торжества рыночных сил, то Акерлоф и Шиллер менее оптимистичны: «Нравится ли нам свободный рынок? Да. Но…»

С их точки зрения, жульничество («фишинг») – то есть стремление выудить из клиента деньги любым способом — имманентное свойство экономической системы, что бы там ни говорили классики во главе с Адамом Смитом.

press.princeton.edu

Сторонники «невидимой руки» считали: эгоизм и жадность — основные пружины здоровых рыночных отношений.
Если есть потребитель, которому можно продать мясо, пиво и хлеб, найдутся мясники, пивовары и пекари, жаждущие денег.

Но в ту же схему, уверяют Акершлоф и Шиллер, органично встраиваются жулики: если есть потребитель, которого можно обмануть во имя прибыли, всегда найдется желающий. Поэтому и нужны государственные органы, осаживающие фишеров.

Об обезьянке на плече

Это животное – главная аллегория всей книги. Символизирует оно наши слабости, глупости и страсти — то, что заставляет людей покупать ненужные вещи или верить «не тем» людям. Рынок об этой неприятной зверушке прекрасно знает, поэтому он «не производит того, что мы действительно хотим, — он производит то, что мы хотим в соответствии со вкусами «обезьянки, сидящей на нашем плече». Свободный рынок постоянно производит соблазн».

aliexpress.com

О политике

Авторы книги — экономисты, поэтому всё меряют деньгами. Кроме того, профессор Акерлоф успел побывать помощником и доверенным лицом кандидата в сенат Конгресса. Выборы в этот государственный орган стоили в 2008 году примерно $13 млн на округ, в Палату представителей — не менее $2 млн. И чтобы отбить вложения – свои или чужие, – политик должен получать $1,8 тыс за каждый день пребывания в должности, включая выходные и праздники.

О еде

Пример такого заработка. В США разгорелся скандал. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (Food and Drug Administration — FDA) требовало указывать на этикетке, что в клюквенном соке производства Ocean Spray — 75% воды. Компания заплатила нескольким конгрессменам по $2–4 тыс., вся лоббистская активность обошлась ей в $375 тыс. Идею регулировать законом информацию о составе сока замели под ковер. Продажи этого напитка в 2005 году в Штатах достигли $750 млн.

О фармацевтической мафии

То же FDA предоставило фармацевтическим компаниям по меньшей мере пять степеней свободы в деле исследований медпрепаратов. Производитель должен провести всего два клинических испытания, демонстрирующих эффективность препарата.

telestrekoza.com

При этом не обязательно обнародовать результаты других испытаний, в том числе негативных.
Производитель может сам решать, как долго проводить исследования.

Например, из результатов одного исключили случаи инфарктов в испытуемой группе: мол, те случились уже после окончания срока испытания.

Кроме того, подбор самих групп пациентов, виды плацебо-контроля и даже место проведения испытаний (США или, скажем, Китай) производитель тоже выбирает сам. Простор для манипуляций огромен.

О свободе слова

Опираясь на этот концепт, табачные компании в США долго отбивались от требований печатать на пачках предупреждения вроде «Курение убивает». Ещё больше шума было вокруг политической рекламы как проявления свободы слова. Дело закончилось решением Верховного суда по поводу якобы документального фильма Hillary: The Movie (должен был выйти в прокат во время избирательной компании 2008 года, когда Хиллари Клинтон была одним из кандидатов на президентский пост).

Судьи решили: свобода слова — прежде всего

Авторы к вопросу подходят со своим любимым «да, но»: как и на свободном рынке, тут должны существовать правила. И уж точно нельзя ставить на одну доску частное лицо и корпорацию с её многомиллиардными бюджетами и возможностью контролировать телеэфир: «Нам следует ввести некоторые ограничения для тех, кому по карману установить мощные громкоговорители, заглушающие выступление не настолько хорошо технически вооруженного кандидата».

Поделиться: