Преподаватель, предатель, преступник: три романа сентября

K.Fund Media
Книги о том, что война на твоём пороге чужой не бывает, что очевидные факты могут оказаться ложью, и что все врут, но истина существует

Маленький человек из романа Сергея Жадана не хочет делать выбор, а приходится, Амос Оз оправдывает Иуду Искариота, и не только его, Эуджен О. Чировици пишет детектив, где герои с превеликим трудом отделяют реальность от фантазий

«Інтернат», Сергей Жадан

2017

Место и время действия не названы, но понятно, что это Донбасс 2014-го. Учитель украинского языка, который в быту говорит на русском, носит инфантильное имя Паша и принципиально не интересуется политикой, хочет забрать из интерната племянника-тинейджера. В обычное время такое предприятие заняло бы несколько часов, но в том-то и дело, что время теперь необычное: кругом какая-то странная война, гремят взрывы, свистят пули, лают агрессивные псы, вокзал набит беженцами, встречи с вооруженными людьми в камуфляже ничего хорошего не обещают.

Долгая дорога домой становится аналогом «Одиссеи» – склонность Жадана проводить параллели между современными и античными сюжетами хорошо известна. Тематика определяет поэтику: стиль романа предельно прост, монотонная детальность описаний создает ощущение беспросветного морока. Любой контакт с людьми превращается в проверку на вшивость. За трое суток Паша проживает столько же, сколько за всю свою предыдущую жизнь.

Герой видит войну глазами человека глубоко цивильного, постороннего, не желающего делить мир на «наших» и «ваших», но оказавшегося в ситуации, когда не сделать это невозможно. Впрочем, о серьёзных переменах во взглядах, характере и судьбе Паши речи не идёт. К счастью, художественная правда для Жадана всегда была важнее идеологии.


«Иуда», Амос Оз

2017

Первая апология евангельского персонажа, чьё имя давно стало нарицательным и бранным, относится ещё к III веку нашей эры. Именно тогда было написано обнаруженное в 1978 году «Евангелие Иуды», в котором главный предатель всех времён и народов представал ближайшим и умнейшим учеником Христа. Ведущий израильский прозаик Амос Оз в своём новом романе придерживается схожей версии и очень близкой к той, что представлена в русской литературе – в знаменитом рассказе Леонида Андреева «Иуда Искариот».

Тут снова будет параллель с современностью: Иуда понадобился Озу не сам по себе, а для аналогии с политическими коллизиями 1940-х, когда создание еврейского государства требовало решительных и отнюдь не толерантных действий по отношению к арабам. Противником таких мер в романе выступает Шалтиель Абрабанель, вымышленный государственный деятель, лишенный за пацифистские выступления всех своих постов и удостоенный того же клейма, что Иуда. Оз настаивает на том, что Абрабанель не предатель, а мечтатель, наивный идеалист, который просто родился не в то время.

«Иуда» далеко не только роман идей. В этой заметке ни слова не сказано о его главных героях, но именно их отношения становятся стержнем книги. Поскольку один из героев мужчина, а другой женщина, можно догадаться, что отношения эти вовсе не идеологические и не политические.


«Книга зеркал», Эуджен О. Чировици

2017

В Википедии всего две статьи об Эуджене Овидиу Чировици – румынская и, представьте себе, украинская. Причина в том, что написанная в оригинале на английском «Книга зеркал» вышла не только на русском в российской «Азбуке», но и на украинском в нашем КСД, и пиарщики харьковского издательства слегка подсуетились. В украинской версии Чировици именуется Кировицем, а кто он на самом деле и существует ли вообще, сказать трудно. Не исключено, что этот загадочный субъект – всего лишь чей-то псевдоним.

Как бы то ни было, «Книга зеркал» взаправду международный бестселлер и действительно не вполне обычный детектив. Его сюжет строится вокруг убийства учёного-психолога с мировым именем, которое так и осталось нераскрытым. Много лет спустя появляются сведения, заставляющие сразу нескольких персонажей заняться частным расследованием старого дела. Всем им приходится сопоставлять крайне противоречивые показания очевидцев и заинтересованных лиц, в которых, кроме чистой правды и безусловной лжи, есть ещё искренние, сбивающие с толку заблуждения.

«Книга зеркал» хоть и детектив, но также роман о странностях и патологиях человеческого сознания. Под воздействием сильных эмоций оно способно создавать удивительные фантомы, не имеющие с действительностью почти ничего общего.

Поделиться: