Пой, отдыхай, беги: три волшебных рецепта счастья от острова в Карибском море

30
Shutterstock
Но на Ямайке, как и везде, для успеха нужны труд и упорство

«No, woman, no cry», — пел когда-то самый известный в мире ямаец Боб Марли. Забавно, что миллионы слушателей этой знаменитой его песни, не вникая в текст, воспринимают ее как выстраданный мужской афоризм «нет женщин – нет слез», хотя на самом деле песня совсем о другом. Певец обращается к своей подружке с призывом не плакать, а вспомнить добрые старые времена безделья в кругу друзей (в оригинале поначалу было «No, woman, nuh cry», nuh на ямайском диалекте английского это аналог don’t).

Но далеко не все на этом острове бездельники, как кажется на первый взгляд

Например, Ямайка, занимающая по одним экономическим рейтингам 97-е, а по другим 101-е место по ВВП на душу населения, по итогам Олимпийских игр 2016 года в Лондоне лидирует во всем мире по числу медалей на душу населения и на доллар ВВП. Более того, команда Ямайки выступает даже на зимних Олимпийских играх – например, в 1994 году ямайские бобслеисты опередили США, Францию и Италию. О них в Голливуде даже сняли комедию «Крутые виражи». Правда, Ямайка есть Ямайка – по пути на зимние Олимпийские игры в Сочи в 2014 году бобслеисты с острова, где практически никогда не идет снег, умудрились потерять не только свой багаж, но и свой боб. Джа, наверное, узнав об этом, улыбнулся.

Остров чернокожего Христа…

Джа – это по-ямайски Яхве (Jah – сокращение от Иеговы). Согласно растафарианству,  религии, возникшей на Ямайке в результате соединения христианства и иудаизма, избранный народ – не иудеи, а негроидная раса. Земля обетованная – не Израиль, а Эфиопия, император которой Хайле Селассие І якобы был одним из воплощений Яхве на Земле. Иисус Христос, согласно основателю растафарианства Маркусу Гарви, был чернокожим, как и Дева Мария и ангелы, а дьявол – белым. И рай находится не на небе, а в Эфиопии, куда ямайцы должны вернуться, покинув Вавилон, которым растафарианцы называют весь западный мир с его стремлением к деньгам.

areomagazine.com

Понять корни этой необычной религии можно, если знать историю Ямайки, которая с 1494 года, когда ее открыл Колумб, была сначала испанской, а потом британской колонией.

Коренное население, индейцы араваки, были уничтожены или обращены в рабство, а с 1670-х годов Ямайка стала перевалочным пунктом перед окончанием пути морских невольничьих караванов из Африки в Северную и Южную Америку. Через небольшой остров прошли миллионы черных невольников и, по легенде, именно тут работорговцы оставляли самых непокорных из них.

Местный фольклор именно этим плюс непокорностью сбежавших в леса уцелевших индейцев объясняет традиционную любовь ямайцев к свободе.

Так или иначе, но здесь действительно постоянно происходили восстания против колонизаторов, и в 1962 году Ямайка получила независимость. Хотя формально главой страны по-прежнему являлся британский монарх, фактически управлял ею уже не он, а избираемый населением двухпалатный парламент и правительство во главе с премьер-министром.

… и политического маятника

С тех пор страной управляли, регулярно сменяя друг друга, две партии: народная национальная (ННП) и лейбористская (ЛП). Лейбористы в годы своего правления завинчивали гайки, замораживая зарплаты и ориентируясь на иностранный капитал. Зато ННП, исповедующая социал-демократию, строила бесплатные школы, жилье для бедных семей и субсидировала цены на основные продукты питания и промышленные товары. Но как только ННП начинала свои реформы, иностранные компании приостанавливали свою деятельность в Ямайке (вплоть до того, что закрывались заводы по переработке бокситов –  основного источника экспортных доходов на острове), и экономика приходила в упадок. Поэтому народ голосовал на следующих выборах за лейбористов, и тогда иностранные компании возвращались, но зато сокращались или отменялись социальные программы.

Flickr

Логично, что на следующих выборах побеждали социалисты – и маятник раскачивался  уже в другую сторону.

Так Ямайка живет и до сих пор, причем на последних парламентских выборах в 2016 году из 63 мест в палате представителей лейбористы получили 32, а ННП – 31. Разница ничтожная. А остальным партиям не досталось ни одного места, включая названную по имени основателя растафарианства Народную политическую партию Маркуса Гарви. И уже одно это говорит, что надо отличать настоящих растафарианцев (а их количество во всем мире оценивается в число всего от 6 до 60 тысяч), от обычных любителей ритмов рэгги с дреддами, вряд ли осознающих, что рэгги – это культовая музыка с религиозными текстами. Как говорил Боб Марли, рэгги — это «вибрация светлых людей всего мира».

Можно строить дома, а можно просто украсть пляж

Так что большинство ямайцев, хотя они никак не могут сделать выбор между своими лейбористами и социалистами, это всё же не растафари, а прагматики. Поэтому в сфере экономики такой окончательный выбор уже сделан. Помимо разработки месторождений бокситов Ямайка ориентируется на второй подарок природы – благодатный для туризма климат. Причем ориентация идет не только на теплое море и солнечные пляжи, но и на эксплуатацию исторических достопримечательностей.

Так, в полумиллионном Кингстоне помимо традиционных городских музеев работает дом-музей Боба Марли

В Порт-Ройале, который благодаря обширной и глубокой гавани был в XVII веке мировой столицей пиратов, а сейчас большей частью ушел под воду, власти планируют создать подводный музей и проводить экскурсии по затопленной крепости и затонувшим кораблям. В декабре — мае, на которые на Ямайке приходится пик туристического сезона, в Кингстоне не только повышают цены в гостинице и ресторанах, но и проводят в первую очередь для туристов карнавал и праздник Джонкану.

Shutterstock

Посвящен он католическому Рождеству, но зародился еще в западной Африке как мероприятие местных тайных обществ, а потом стал на Ямайке главным праздником привезенных сюда рабов.

О том, что курортная привлекательность Ямайки повышается, говорит такой индикатор, как стоимость недвижимости, которая за последние годы выросла на 41%. Причем в основном это происходит за счет небольших курортных городов Монтего-Бей, Очо-Риос и Негрил. Ямайцы покупают в основном дома стоимостью до $120 тыс, иностранцы – более $350 тыс. Еще один показатель развития экономики – то, что главными покупателями недвижимости среди местных жителей являются семьи молодых специалистов, для которых это первое отдельное от родителей жилье.

При этом Ямайка постепенно пытается избавиться от имиджа пристанища криминальных элементов. Когда среднему классу в Кингстоне стало невмоготу жить в грязи и среди перестрелок старого города, для него просто построили новый район, который назвали Нью-Кингстон. Так столица Ямайки и состоит сегодня из двух частей – нового Кингстона и старого, так называемого Даунтауна. Однако сделать то же самое на всем острове пиратские «вековые традиции» не дадут. Недаром здесь в 2008 году украли целый пляж Coral Spring. Украли в буквальном смысле этого слова – вывезли на сотнях грузовиков песок с пляжа перед одним из отелей. Предположительно – к другому отелю, так как наличие хорошего пляжа увеличивает стоимость номеров. Злоумышленников так и не нашли.

Чтобы быстро бегать, надо тяжело пахать

Но такая реклама, как «страна украденного пляжа», Ямайке, конечно, ни к чему. Остров сейчас продвигает себя, используя совсем другие факторы. Так, туристическое управление Ямайки пригласило Усэйна Болта для съемок в рекламных роликах, в которых самый быстрый человек на планете обегает остров, останавливаясь возле его туристических достопримечательностей. И именно пример легкоатлетов Ямайки, Болта и его друзей, ставших лидерами мирового спринта, говорит о том, что ямайцы – вовсе не ленивые растафарианцы, а очень даже динамичный и трудолюбивый народ.

Когда ямайские спринтеры начали побеждать на международных соревнованиях и бить мировые рекорды, тут же появились теории, что это объясняется особым строением их мышц.

Мол, у них другое, по сравнению с другими спортсменами, обусловленное генетически соотношение «быстрых» и «медленных» мышечных волокон. Но когда один из французских спринтеров выиграл грант на двухлетние тренировки в университете Вест-Индии в Кингстоне вместе с Болтом и его товарищами под руководством Глена Миллса, он убедился в том, что главный секрет их успехов – изнуряющая работа. Тренировки начинались в 6 утра с занятий с отягощениями, проходили два раза в день и заканчивались только вечером, когда вымотанные спортсмены отрабатывали уже технические навыки бега.

Shutterstock

Тут надо отметить важное обстоятельство: многие звездные спортсмены из стран третьего мира, выступая за них на соревнованиях, тренируются в странах «золотого миллиарда». Например, пловцы – в США. Болт же и его товарищи – у себя дома, и у местного тренера. Причем воспринимают его как гуру, которому часто даже не нужны слова – достаточно одного взгляда. Француз рассказывал, что поведение Миллса, совсем непохожее на манеры обычных тренеров, поначалу даже вызывало у него, европейца, смех.

Однако успехи учеников Миллса говорят сами за себя. И еще о том, что у каждого народа (в данном случае – ямайцев) есть секреты скрытых в нем сил. Надо только лишь их разгадать и высвободить.

Поделиться: