Победи страх: нейронаука спешит на помощь

51
mecharranged.gq
Новое исследование демонстрирует, что нужно делать, чтобы эффективно избавиться от фобий

Трехлетний Питер боялся кроликов. А Мэри Кавер Джонс продолжала их ему приносить. Сперва она подносила Питеру кролика в клетке, пока он лакомился сладостями или играл с другими детьми. Сначала Питер был в ужасе даже от присутствия кролика в одной с ним комнате. Однако, вскоре он позволил животному приближаться – на четыре метра, затем на полтора, затем – на метр. В конце концов Питер научился испытывать счастье от того, что кролики покусывают его пальцы. «Случай Питера иллюстрирует, как можно побороть страх в лабораторных условиях», – написала в 1924 году Кавер Джонс, известная сейчас как «мать поведенческой терапии». Ее наблюдения заложили основу для того, что станет известно под названием экспозиционной терапии – практики, помогающей людям преодолеть свои страхи, столкнувшись с ними в контролируемых условиях, пишет The Atlantic.

Кавер Джонс приучала Питера к кролику постепенно
Кавер Джонс приучала Питера к кролику постепенно. newsnack.me

Столетие спустя нейробиологи могут наблюдать, как на самом деле внутри мозга разыгрывается акт столкновения со страхом.

Используя инструменты генной инженерии, они могут обозначать конкретные нейроны в мозгу мыши, которые хранят определенную память о страхе. А затем они могут наблюдать, что происходит, когда грызун вспоминает эти переживания. Следуя этой методике, Оссама Халаф из EPFL в Лозанне продемонстрировал, что устранение страха зависит от реактивации нейронов, которые его кодируют. Для того, чтобы побороть глубоко укоренившийся страх, мышь должна повторно его испытать. K.Fund Media публикует перевод материала американского издания The Atlantic о том, как открытия Халафа помогают людям преодолевать свои страхи.

Пометки на памяти

Когда кто-то сталкивается с новым опытом – скажем, пугается кролика – группы нейронов в их мозгу срабатывают одновременно, связи между ними становятся сильнее, а в местах соединения нейронов накапливаются молекулы. Многие ученые считают, что эти сохранившиеся образцы усиленных связей – это реальный материал воспоминаний – физические представления о том, что мы помним. Эти связанные нейронные группы называются энграммами.

Когда люди переживают старые воспоминания, нейроны энграммов снова загораются

Они также вступают в короткий период нестабильности, когда молекулы, которые сохраняют связь между ними, исчезают и должны быть возобновлены. Этот процесс, известный как реконсолидация, означает, что люди частично реконструируют свои воспоминания каждый раз, когда они приходят им на ум. И это означает, что акт вспоминания создает временное окно, в котором воспоминания могут быть обновлены, а страхи могут быть забыты.

Нейроны загораются при старых воспоминаниях
Нейроны загораются при старых воспоминаниях. Shutterstock

«Такова была теория», – говорит Даниэлла Шиллер из Медицинской школы Икан нью-йоркского центра Маунт-Синай. «Это обсуждалось, но [это новое исследование] на данный момент является самой исчерпывающей демонстрацией».

Халаф и его команда во главе с Йоханнесом Грёффом работали со специальной разновидностью лабораторных мышей, которые являются полностью нормальными, пока они у них есть доступ к наркотику под названием доксициклин. Если вы удалите препарат из их пищи, приходит в действие серия генов, и доставляет особую молекулу к любому активному нейрону. Таким образом грызуны автоматически маркируют свои собственные энграммы. Всякий раз, когда они узнают что-то новое или что-либо вспоминают, дребезжащие сети нейронов в их головах становятся меченными.

Встреча со страхом

Команда успешно использовала эту особенность при проведении простого эксперимента. Они учили мышей бояться маленькой коробочки, помещая их внутрь и подвергая несильным ударам током. Месяц спустя команда сняла грызунов с доксициклина и вернула их в ту же коробку.

Они застыли – явный признак того, что они помнили о своих старых страданиях

При этом они маркировали все нейроны, которые засвечивались в этот момент воспоминания – энграммы страха.

Позже Халаф провел мышей через экспозиционную терапию, неоднократно возвращая их в страшную коробку без каких-либо сопутствующих потрясений. Во время проведения эксперимента их страх начал ослабевать.

Чтобы побороть глубокий страх, мышь должна повторно его испытать
Чтобы побороть глубокий страх, мышь должна повторно его испытать. Shutterstock

Но вот ключевой момент: чем ближе находились активные во время эксперимента нейроны к первоначальным энграммам страха, тем более успешно они избавлялись от своего страха.

Без первого не было бы последнего. Халаф продемонстрировал это, глуша меченые нейроны грызунов с помощью химических методов, и не позволяя им реактивировать свои энграммы страха. Когда он проделывал это, мыши отвечали на терапию менее эффективно. Но если Халаф вместо этого во время сеансов терапии усиливал активность нейронов энграммов у грызунов, они избавлялись от своих страхов быстрее, чем перед тем.

Продолжение следует

Но методы маркировки памяти все еще новы, и, как в случае со всеми передовыми методами, сложно интерпретировать их результаты. Например, эти методы часто демонстрируют, что нейроны, которые активизируются в процессе вспоминания, срабатывают лишь частично.

Тем не менее, «во многих отношениях, эти данные подтверждают то, что уже знает любой опытный терапевт: в значительной степени пациенты с тревожными расстройствами должны пережить свою травму, чтобы преодолеть ее», – прокомментировали Пол Френкленд и Шина Джосслин из педиатрического центра SickKids при Университете Торонто.

Пациенты с тревожными расстройствами должны пережить свою травму, чтобы преодолеть ее

«Экспозиционная терапия – единственный известный метод лечения травматических воспоминаний», – утверждает Халаф.

Не всегда все проходит удачно. Иногда страхи оживают, заставляя пациента вернуться к своему психиатру. Возможно, это случается потому, что вместо того, чтобы изменить первоначальную память о страхе, пациенты просто перекрывают ее новыми более обнадеживающими воспоминаниями. Это может задавить первоначальный страх, но он все еще жив. «Повторное привлечение первоначального страха может быть более полезным, чем его подавление», – добавляет Халаф.

Столкновение со страхом в контролируеміх условиях помогает его преодолеть
Столкновение со страхом в контролируеміх условиях помогает его преодолеть. elmercurio.com.mx

Хотя, все это до сих пор гипотезы. Команда показала, что реактивация энграммов страха важна для подавления страхов, но разве это мешает им вернуться позже? Команда также сосредоточилась на нейронах только в одной части мозга – зубчатой ​​извилине, которая занимается созданием новых воспоминаний. Как насчет других участков, таких как миндалина, которая влияет на эмоции и префронтальная кора, которая управляет процессом принятия решений и другими сложными поведенческими моделями?

Отвечая на эти вопросы, команда надеется найти методы, когда экспозиционная терапия, скорее всего, будет эффективна, и, возможно, разработать более эффективные способы помочь людям побороть свои страхи.

Поделиться: