Пляски с котировками: «Истории Уолл-стрит» Эдвина Лефевра

102
Gifer
Махинации, инсайдерская торговля, стремительные взлеты и падения – за сто с лишним лет в биржевой торговле ничего не поменялось, кроме техники
Истории Уолл-стрит

Есть такой жанр в литературе – производственный роман. Это когда все страсти кипят на фоне строительства электростанции, розлива стали или уборочной страды. Особенно он был популярен в советское время: отважные молодые передовики производства в промежутках между поцелуями изобретали новые методы токарной обработки, а злодеи отвинчивали контргайки, перерезали провода и сыпали песок в механизмы, чтоб подставить молодых передовиков и сорвать выполнение плана.

«Истории Уолл-стрит» Эдвина Лефевра – тоже своего рода производственный роман. Правда, дело происходит не в цехе, а на бирже, вместо расплавленной стали – котировки, акции и облигации.


А кто герой и кто злодей – и вовсе не понять: молодой и подающий надежды юноша из одного сюжета оказывается беспринципным жуликом в следующем, но все равно хочется за него поболеть.

8 лучших книг об Уолл-стрит

Классика и современность

Главное достоинство книги Эдвина Лефевра – стиль, балансирующий на грани серьезности и тонкой иронии: «Они не щадили ни вдов, ни сирот. Они всучивали акции своим близким, друзьям. Они продавали за деньги то, что им сами не стоило ничего – вполне естественно, что им хотелось продать как можно больше». Больше всего это напоминает, пожалуй, О. Генри и Антона Чехова. Неудивительно, ведь американский журналист и писатель Лефевр – соотечественник О. Генри, все трое писали примерно в одно и то же время. Впервые «Истории Уолл-стрит» вышли в 1901 году (перевод в 2018 году выпустило минское издательство «Попурри») – это был дебют Лефевра.

Тикер
Тикер. wikipedia.org

Самая же известная его книга, «Воспоминания биржевого спекулянта», была опубликована в 1925 году.

Но если не знать этого, то с первых страниц книги закрадывается подозрение, не стилизация ли это под старину: настолько живо и современно описаны биржевые будни. Разве что герои получают информацию о котировках не из компьютера, а с тикера – механического устройства, изобретенного еще отцом лампы накаливания Томасом Эдисоном: «Тикерная лента рассказывала самые удивительные истории на свете, и все они были чистейшим вымыслом».

Бремя страстей

Книга состоит из восьми новелл, не слишком связанных друг с другом.

В одной женщина приходит к другу своего покойного мужа, работающему на бирже, и просит помочь не потерять деньги. А потом совершенно не желает слушать, что такое рыночная цена: «Мне непонятно, почему я должна платить по 96,5 за те же самые облигации, которые я в прошлый вторник продала по 93. Если бы это были какие-нибудь другие облигации, я бы так сильно не возражала».

Мне непонятно, почему я должна платить по 96,5 за те же самые облигации, которые я в прошлый вторник продала по 93

А другой клерк начинает игру против своего босса, потому что тот пообещал ему всего лишь 10 тыс. за участие в сделке, способной принести 10 млн.

Начинает, почти выигрывает, принимается босса шантажировать – и получает от него предложение стать партнером по бизнесу: «Я давно хотел найти такого человека, как вы. Но в наши дни… молодые люди либо мошенники, либо дураки».

В третьей два биржевых торговца объединились против общего врага: «В более красочные времена они разрезали бы маленького Наполеона на куски и пустили бы его жареное сердце на блюде по кругу за пиршественным столом. Но в бесцветном ХIХ веке им пришлось удовлетвориться попытками отнять у Гринера его залитые слезами миллионы, для чего они объединили свои собственные озаренные улыбками миллионы – семь или восемь – и открыли огонь».

Уолл-стрит
Paramount Pictures

Правда, чтобы разобраться во всех этих боевых действиях, нужно немножко знать термины (все эти «быки», «медведи», «короткие позиции») и следить за цифрами. В этом еще одна польза от книги: она может стать почти учебником по биржевому делу.


О том, как на Уолл-стрит 19 ноября 1987 года случился Чёрный понедельник и как он может аукнуться в будущем, написала Диана Б. Энрике в книге «Катастрофа первого класса».

Поделиться: