Павел Гудимов: «Я всегда работаю в путешествиях»

49
K.Fund Media
Известный украинский музыкант и арт-менеджер рассказывает о творчестве, образовании и бизнесе

Павел Гудимов более десяти лет занимается искусством. Он – основатель культурного холдинга «Гудимов арт-проект», в состав которого входят издательство «Артбук», креативная группа «Акцент», архитектурная мастерская «Я Дизайн», арт-центр «Я Галерея» и музыкальная группа «Гудимов».

Как уживается креативность с бизнесом, Павел Гудимов рассказал на ивенте LvBS education night, организованном Львовской бизнес-школой УКУ. K.Fund Media записал его главные мысли.

О творчестве

Когда нужно, я специально включаю системность. Когда не нужно – выключаю. Коллеги, с которыми я работаю в «Я Галерее», постоянно признаются в странном шизофреническом дуализме. Потому что любое творчество и креативность – это проявление психического расстройства. Во времена средневековья это называлось «вторая меланхолия». У немецкого художника Альбрехта Дюрера есть даже такая работа – «Меланхолия»: ангел сидит в развалинах, на фоне летит комета и летучая мышь держит надпись «Melencolia I».

Гудімов
K.Fund Media

Собственно, эта работа – одна из крупнейших художественных загадок, которые до сих пор не расшифровали. В основных монографиях об Альбрехте Дюрере избегают давать трактовку этой работе.

Художник – это человек с психическим расстройством, который отключил в себе систему, полностью открыл свои чакры и так передает страхи, угрозы, разочарование или очарование, что мы с вами теряем иногда возможность считывать эти вещи и практически идем неверным путем. Примером является украинский художник Павел Маков, который за 5 лет сделал свою «Донрозу» и показал в Национальном художественном музее. Вместо названий роз в его работе были отделы головного мозга, отвечающие за мышление.

Об образовании

Мы настолько прошиты потребительскими инстинктами, что на сегодняшний момент нужно растолковывать и разжевывать много вещей. В принципе это неплохо, и сейчас есть много таких платформ, например, «Культурный проект», которые дают неформальное образование.

Мой старший сын отказался от учебы в университете. Второй курс, а он бросает. Пробовал в Украине, затем – в Польше. Говорит, не дают они того знания, я иду работать – меня интересует другая модель.

Поэтому угроза в том, что молодежь, если не будет среды и ценностных вещей, просто развернется и уйдет в другую сторону

Образование, в том банальном смысле, потеряло всякий смысл, так же как и примитивные модели. Креативность – это категория нестандартного похода, но мы можем подойти к ней как потребители или как законодатели. Это две разные категории: либо мы потребители и видим только надстройку, либо мы что-то меняем.

Про команду

10 лет назад отпустил людей работать домой. Эффективность выросла невероятно. Сейчас у нас глобальная команда – не только Киев и не только Украина. Команда небольшая, но эффективность гигантская. Тот момент, когда два человека могут тянуть проект, потому что им нравится.

Гудімов
K.Fund Media

Люди в команде – это сочетание выбора и выращивания, селекции и среды. Я очень плохой эйчар.

Когда проводят собеседования, я прихожу только на второй или третий этап. Я смотрю на человека как на человека. Я чувствую, вызывает он у меня симпатию или не вызывает. И совсем необязательно, насколько он классно может справляться со своей работой. Ничего с этим не могу сделать.

В нашем коллективе нет такого понятия, как уважение к начальнику

Если кто-то меня назовет Павлом Владимировичем, я проведу с ним серьезную беседу. Надо отказываться от советской системы «по отчеству», уже другое время.

В прошлом году мы проверили новый подход в работе. Я сказал: «А давайте мы просто сорвемся, будем ехать и в дороге работать». Поехали в Карпаты, делали там презентации, бывали в музеях, поднимались в горы. И, знаете, это так классно. Это модель, которая мне гораздо более интересна. После этого я всегда работаю в путешествиях – в Киеве нахожусь, наверное, треть всего года.

О бизнесе

Я не люблю бизнес. 10 лет назад мы сказали, что станем антибизнесом – будем зарабатывать столько, сколько нам надо тратить. Но на сегодняшний день мы должны тратить очень много для того, чтобы все это работало.

Гудімов
K.Fund Media

Опасно иметь постоянную модель бизнеса, она очень быстро может пойти ко дну. Опасно быть монолитом. Когда мне говорят «Наша компания – монолит», я только сочувствую. К сожалению, мы еще не прошли определенного пути, который позволил бы нам говорить открыто, мы во многом закомплексованные, особенно в бизнесе. Я стараюсь много общаться с бизнесменами, привлекаю их в проекты и вижу определенную напряженность, которая тянется с 1990-х годов. Эта напряженность связана с тем, что мы всегда боремся за выживание.

Поделиться: