Никос Ламбридис: «Никто вас не заставляет что‑то делать»

153
Старший коуч Университета Шеффилда – о принятии решений, борьбе с «двойной» идентичностью в компаниях и о том, зачем топ-менеджеры нанимают коучей

СЕО крупных компаний зачастую кажутся неуязвимыми. Генеральный директор видится рыцарем в сияющих доспехах, способным решить любую проблему, вести за собой сотни или тысячи последователей, всегда быть уверенным в себе, ежедневно впечатлять всех харизмой, цветущим здоровьем и голливудской улыбкой. Иногда лишь ,очень узкий круг людей вокруг топ-менеджера знает, какой ценой достается лидерство такого уровня. В числе таких приближенных нередко оказывается коуч. О том, зачем топ-менеджерам помощь извне, как принимать решения и какую роль в этом играет химия, K.Fund Media поговорил со старшим коучем Университета Шеффилда Никосом Ламбридисом.

СЕО одиноки. У них нет возможности обмениваться идеями с кем-то, как это делают другие сотрудники в компании. Для топ-менеджеров важно не только показывать результат, но и получать инсайты. Он или она должны быть достаточно креативными, чтобы знать, как решить проблему  или преодолеть трудности. Для этого человеку необходимо обмениваться мыслями с другими людьми. А если человек изолирован из-за уровня должности, тогда ему или ей нужен коуч.

Коучи больше слушают. Для работы с СЕО у коуча должны быть навыки работы в деловом мире, он должен разбираться в психологии и иметь определенный жизненный опыт. Это то, что помогает услышать в словах топа то, что он на самом деле хочет сказать.

Из личных архивов

Часто в организациях важные события происходят «за кулисами». И понять такие подводные течения можно, только если есть соответствующий опыт.

Нередко, когда топ-менеджер «перебрасывается» идеями с коучем, самое ценное, что может дать коуч,  – это быть достаточно крепкой «доской».

Я помогаю лидерам вернуть себя.  Иногда люди адаптируются к организации, потребностям команды или клиентов. Если адаптация оказывается продуктивной и дает хороший результат, происходит выброс дофамина и человек ощущает себя счастливым. Но если продолжать играть эту же роль постоянно, то внутри появляется «двойник».

Моя работа заключается в том, чтобы вернуть человеку целостность

Простыми словами, на работе можно быть таким же, как и дома. Не нужно притворяться быть кем-то другим.

Решения мы принимаем с момента рождения. Самое первое: выжить или нет. Третьего варианта нет. Первый синапс, который мы формируем, сразу  дуален: я могу быть в режиме вознаграждения или угрозы. Я могу жить или умереть. И этот принцип работает до конца наших дней. Поэтому подсознательно наши решения основываются на этом: получаем ли мы приятные ощущения или нет. Если получаем, выделяются дофамин и серотонин. Вы чувствуете себя счастливым и полным энергии. Эта комбинация остается в памяти: каждый раз в режиме вознаграждения мы получаем приятные ощущения. И наоборот, в режиме угрозы выделяется кортизол. И ощущения совсем другие. Так что, по большому счету, принятие решения – это не то, нравится вам что-то или нет, а то, сколько дофамина вы получите.

Из личных архивов

Есть два типа стресса – хороший (эустресс) и плохой (дистресс). Второй лишает вас сил. А первый наоборот подталкивает к действию, заставляет думать, что делать и что будет дальше. Эустресс продуцирует дофамин. Вы не чувствуете себя хорошо, скорее напряженно, но в хорошем смысле.

Нужно наблюдать за собой и замечать, что помогает чувствовать себя хорошо. Но люди часто игнорируют множество сигналов. А ведь нам нужно быть ответственными в своих решениях. Каждый принимает их для себя сам – другие люди могут только высказывать свое мнение. Вы не можете оправдываться: «Я поступил так, потому что мне кто-то сказал так сделать». Никто не принуждает вас что-то делать.

Поделиться: