Невыдуманная суперсила: 6 уроков из книги «Антикрихкість» Нассима Талеба

45
Shutterstock
«Если жизнь подбросила лимон – сделай лимонад»

Избежать потрясений не удастся, поэтому вместо того чтобы постоянно пытаться сделать жизнь стабильной, следует подумать, какой может быть польза от стрессовых ситуаций. Этому учит ливано-американский финансовый гуру и бывший трейдер Нассим Николас Талеб, который существенно приумножил свое состояние в Черный понедельник 1987 года и во время экономического кризиса 2008-го. В основе книги «Антикрихкість» (Antifragile: Things That Gain from Disorder, 2012), которую он называет своим magnum opus, моральный кодекс практика: «Я сам ем то, что готовлю».

Это четвертая часть серии «Неопределенность» (Incerto), куда входят также книги «Обманутые случайностью», супербестселлер «Черный лебедь», «Прокрустово ложе» и «Шкура на кону». Все они о том, как принимать решения в условиях неопределенности. Украинский перевод «Антикрихкості» недавно вышел в издательстве «Наш Формат».


Антихрупкость – это не гибкость, ведь гибкое выдерживает удар и остается таким же, а вот антихрупкое становится от него лучше, отмечает Талеб: «Не справившись с болезнями, не станешь здоровым; не уменьшив расходов, не разбогатеешь; так же и хрупкость с антихрупкостью – разные фланги одного фронта». Как обрести эту суперсилу? Вот несколько уроков от автора.

1

Старайтесь стать настоящим героем, а не героем «наизнанку»

Ранее высокого положения и признания добивались только те, кто рисковал собственной шкурой. Сейчас же все совсем иначе, считает Талеб, – лавры и привилегии, созданные за счет простых граждан, достаются «новому классу бюрократов, банкиров, почетных членов Международного общества дорогих понтов со штаб-квартирой в Давосе и наделенных властью ученых, освобожденных от ответственности». Человек, который рискует лично, реалистичнее оценивает ситуацию и действует рассудительно, поэтому главная заповедь нашего времени, отмечает он: «Не сотвори себе антихрупкости из хрупкости ближнего твоего».

2

«Гения рождают трудности»

Автор приводит эту цитату Овидия и объясняет ее метафорой: если жизнь подбросила лимон – сделай лимонад. Он убежден, что изменения и развитие начинаются с внутренней необходимости, а не сугубо с удовлетворения актуальных потребностей. Изменчивость порождает ошибки и побуждает нас приспосабливаться.

Нассим Талеб
Нассим Талеб. Insider.pro

Она – самое плодотворное поле для креативности. Неудачи, как и достижения, – это информация, которую можно использовать для совершенствования.

3

Пертурбации позволяют познать наше окружение с иной стороны

«Иногда (и это светлая сторона жизни) благородство человека можно увидеть только нанеся ей вред, сделав ошибку, за которую сам отвечаешь. Меня каждый раз удивляла душевная щедрость людей, которые дарили мне мои ошибки, – пишет Талеб. – Никогда не знаешь, с кем имеешь дело, пока человек не станет перед нравственным выбором – переступить черту или нет».

Здесь он попутно вспоминает девушку, с которой учился и которая тогда казалась ему милой, честной и романтичной идеалисткой, которая, впрочем, не стала ни матерью Терезой, ни Розой Люксембург. Ее невинный взгляд был обманчивым, замечает он: она бросила первого богатого мужа ради другого – более богатого, а как только у того возникли трудности, променяла его на еще более богатого любовника.

4

Масштаб системы имеет значение

По мнению автора, малое – прекрасно, большое обречено на крах: речь идет и о крупных млекопитающих, и крупных корпорациях, и больших правительствах… (Кстати, недавно в связи со скандалом вокруг Facebook Талеб, который является активным пользователем соцсетей, написал у себя на странице, что если вдруг удалит ее или если детище Марка Цукерберга пойдет на дно, его можно будет найти в Twitter и Medium.) Что же не так с большим? Оно абстрактное, а люди, уверяет автор, любят конкретное: «Плач ребенка рядом трогает нас больше, чем смерть тысячи людей, о которой мы узнаем из телевизора. В первом случае трагедия, во втором – статистика».

5

Гиперкомпенсация заставляет сосредоточиться

Время от времени, чтобы заострить внимание и набрать темпы, мы нуждаемся в шуме и движении вокруг. Как и многим авторам, Талебу нравится сидеть в шумном месте и работать, так сказать, «вопреки». Если вы устали после долгого перелета, он советует пойти в спортзал, а не в постель, а если нужно быстро что-то сделать, поручить это наиболее загруженному человеку в коллективе. Чем больше мы заняты, тем больше успеваем.

Важно то, насколько громко ругают, а не какими словами
Важно то, насколько громко ругают, а не какими словами. Shutterstock

6

«Заставьте Папу запретить вашу книгу»

Как говорил римский император Марк Аврелий, огонь питается препятствиями. Первый роман Грэма Грина «Сила и слава» Талеб прочитал в юности именно потому, что он фигурировал в ватиканском Индексе запрещенных книг.

Затем среди его любимых писателей был американский экспат Генри Миллер

Чей роман «Тропик Рака» разошелся за год миллионным тиражом после того, как его запретили в двадцати трех штатах. Аналогичным образом культовыми романами стали «Госпожа Бовари» Гюстава Флобера и «Любовник леди Чаттерлей» Дэвида Лоуренса, а также «Атлант расправил плечи» Айн Рэнд, с которыми беспощадно расправлялись на страницах ведущих изданий критики. Все это сделало упомянутые произведения еще более популярными, ведь стало своеобразным знаком качества – свидетельством того, что те по крайней мере не скучные. «В жизни всегда так, – заключает автор. – Важно то, насколько громко ругают, а не какими словами».

Поделиться: