Кьелл Нордстрем: «Нам, людям, ещё есть чем заняться»

Почему роботы не смогут заменить все человечество и каким станет мир в ближайшие 10 лет

Кьелл Нордстрем – всемирно известный шведский экономист, автор таких бестселлеров как «Бизнес в стиле фанк», «Караоке-капитализм» и других. Кьелл дважды вошёл в Рейтинг бизнес-мыслителей The Thinkers 50. Именно он одним из первых в 2000-м году заметил и озвучил, что стабильным транснациональным корпорациям и их методам ведения бизнеса скоро придет конец. Мир станет «funky» непредсказуемым, изменчивым, требующим быстрой адаптации.

9 ноября Кьелл Нордстром выступит в Киеве. Пока он ехал в аэропорт Стокгольма,  K.Fund Media успел расспросить по скайпу о том, каким будет мир, бизнес и рабочие места в ближайшие 10 лет и как на все это повлияет массовая роботизация.

– В книге «Бизнес в стиле фанк» вы утверждаете, что все люди «приговорены к свободе». И как же нам с ней справляться?

Поначалу это очень сложно. Со свободой приходит ответственность за все решения, которые человек принимает: решения насчёт будущего, пенсионного обеспечения…   Нужно время, чтобы понять, как использовать эту свободу. Я бы сказал, что привыкание к свободе – это процесс.

– Допустим. Но как тогда в этом неопределённом фанки-мире с такой степенью свободы как нам придумывать и организовывать бизнес? Мы не знаем, что произойдёт завтра и несём за все ответственность…

Для нас, людей, всегда есть возможность сотрудничать и помогать друг другу. Это как раз то, что делают компании. Вы нанимаете людей, потому что сами не успеваете сделать всё, приглашаете специалиста, который знает что-то, чего не знаете вы. Это способ помочь друг другу. В обществе всегда есть проблемы, которые нужно решить. Воспринимайте компании как организации, которые их решают. Мы вряд ли когда-нибудь будем жить в беспроблемном мире.

– Да, но будут ли проблемы, которые сможет решить именно человек? В свете развития искусственного интеллекта…

Конечно будут. Массаж, например.

– Думаете, для этого не придумают отдельного робота?

Возможно. Но многие предпочтут человека в этой роли. Можно выбирать.

Проблема выбора

 Как в мире неопределённости сделать правильный выбор?

Думаю, что сейчас можно увидеть, как машины и люди сотрудничают. Например, я хочу поехать в Стокгольм. Я использую и машинный интеллект (интернет), и спрашиваю у друзей. То же самое происходит и в любой другой сфере. Люди и роботы смогут принимать совместные решения почти в каждой сфере деятельности: финансы, метеорология, путешествия идр.

Как же отличить хорошее решение от плохого?

Мы не можем  знать, что хорошо или плохо, пока не увидим результат решения. И это не изменится. Потому что машины не могут предсказывать будущее. Ни мы не можем, ни машины.

Занимательная футурология

 Вы, кажется, умеете предсказывать! Вы написали книгу 17 лет назад – и многое из того, что в ней написано, уже реальность

(Улыбается.) В какой-то мере да. Но можно увидеть только рамки этого будущего. Нельзя предсказать, как конкретно изменится  жизнь отдельного человека.

Возможно. Как вы думаете, что нас ждёт в ближайшие 10 лет?

Во-первых, мы будем жить лучше, чем когда-либо ранее…

– Оптимистично

Во-вторых, мы будем жить немного дольше. И жизнь для большинства из нас станет веселее. В третьих, ситуация для женщин улучшится в ближайшие 10 лет. Хорошо образованные женщины смогут перенять на себя многие мужские функции в политике, экономике, бизнесе и других социальных аспектах.

– Но мы ведь это уже сделали, разве нет?

Ещё не совсем. Например, в Швеции ещё не было женщины премьер-министра. И в России, и в Украине не было президента женщины. Так что впереди ещё много работы. Если посмотреть на крупные компании, большинство советов директоров состоят из мужчин. Они принимают решения. Но теперь это изменится.

– Почему?

Потому что женщины сейчас доминируют в образовании. Около 70% студентов в некоторых странах – женщины, они серьёзнее мужчин относятся к учёбе. И в-четвёртых, мы будем жить в городах, где доминируют женщины.

О людях в глобальной конкуренции

– В своей книге вы пишете, что вместо национальных государств в мире будет 600 городов. Каким должен быть город, чтобы сохранить себя на карте нового мира?

Город должен быть достаточно крупным, многонациональным, с населением от 250-300 тыс. жителей и более. У меньших городов будут проблемы: скажется нехватка вузов, динамики экономических процессов и пр.

– Вы говорили о глобальной конкуренции на рынке труда. Работодатель может искать подходящих сотрудников по всему миру. Как люди могут ответить на этот вызов?

На этот вопрос есть два ответа. Один – это брутальная специализация. Например, специальное оборудование для стоматологов-левшей. Или что-то вроде того. Это необходимо, когда рынок становится большим. И вторая альтернатива – найти «локальные карманы». Сегменты рынка, которые не стали глобальными. К примеру, гамбургеры. В Норвегии самые успешные компании производят локальные типы гамбургеров.

– А чем они отличаются от МакДональдса: рыба вместо мяса?

И это тоже. Они могут быть по желанию клиента приготовлены на гриле, они более жирные, и у них есть особенный привкус, который больше нравится норвежцам. И эти компании очень успешны, но локально. Они не идут в Германию или Китай, работают только в Норвегии.

Мозг человека vs искусственный интеллект

– Вы утверждали, что люди делают организации уникальными. Так ли это до сих пор? В мире развивающегося искусственного интеллекта и планов крупных компаний всё роботизировать.

Специализация меняется. Сейчас многие отрасли используют машины или машинные алгоритмы, как их называют. И финансы, и сфера развлечений, и многие другие. Но когда все используют одни и те же алгоритмы, их нужно менять. Иначе есть риск проиграть конкуренцию. Нужно быть уникальным.

– Несколько программистов сделают уникальнейшие алгоритмы, а остальных заменят роботы?

Я не думаю, что нам нужно волноваться по поводу искусственного интеллекта. Наоборот! Это поможет нам делать ту работу, которую действительно нужно делать. Возьмём, к примеру, врачей, которые сейчас скорее высокооплачиваемые секретари. Им нужно заполнить столько бумаг, что времени на пациентов практически не остаётся. Если искусственный интеллект возьмёт на себя эту работу, врачи смогут заниматься медициной, а не писаниной.

Несколько лет назад Вы сказали, что мозг человека неповторим и никакой компьютер не сможет его победить. Это уже не так.

Это как посмотреть. Мы просим компьютеры о простых вещах: играть в шахматы или водить машину. Но решить проблему конфликта на Ближнем Востоке уже не так просто. Для этого не существует программы. Как помирить Палестину и Израиль? Это сложная проблема. Или как помочь мусульманам стать счастливее, чтобы они не врезались в толпы людей в Нью-Йорке? Этого компьютеры не могут решить. Для таких проблем не существует программ. Нам, людям, ещё есть чем заняться.

Подробнее о мероприятии