Надежда на справедливость: «Мораль без релігії» Франса де Вааля

38
wikimedia.org
Что общего в поведении человека и обезьян, как моральные нормы способствуют выживанию вида и при чем тут религия

Францискус Бернардус Мария (Франс) де Вааль – возможно, самый известный в мире приматолог и этолог, то есть ученый, изучающий приматов и их поведение. Напомним: приматы – отряд в биологии, к которому относятся обезьяны и люди.

Именно в его лаборатории был поставлен известнейший эксперимент с огурцами и виноградом. Группа обезьян капуцинов (они даже не человекообразные) выполняла простые задания: дал человеку камешек – получи кусочек огурца. А потом некоторым обезьянкам «заплатили» виноградом. Остальные увидели столь вопиющую несправедливость, «побросали свои овощи и устроили забастовку. Очень приличная еда стала для них негодной только потому, что кто-то из собратьев получал кое-что получше». Поведение нелогичное – ведь «забастовщики» остались совсем без вкусняшек. Но по-человечески понятное.


Собственно, об этом почти вся книга «Мораль без релігії. У пошуках людського у приматів» (украинский перевод в 2018 году выпустило издательство «Клуб семейного досуга»). На ее страницах обезьяны, прежде всего человекообразные шимпанзе и бонобо, помогают старым и увечным членам племени; усыновляют сирот; занимаются сексом, чтобы сгладить конфликт; делятся едой; утешают пострадавших в драках; нянчатся с чужими детьми и хвастаются своими; демонстрируют чувство вины; уважают чужую собственность; горюют по мертвым.

Надежда есть

Автор же, наблюдая за действиями обезьян, пытается понять, что же такое человек, сколько в нем от культуры, а сколько – от биологии. Ведь традиционно считалось, что цивилизация началась с появления системы запретов – на завладение чужим имуществом, на инцест, на неконтролируемое насилие. Классические заповеди «не убий», «не укради» и «не прелюбодействуй».

Франс де Вааль. 52 Insights

Оказывается, что истоки морали – но без всякой религии – можно найти у шимпанзе, бонобо и даже павианов. (Кстати, в оригинале книга называется The Bonobo and the Atheist.)

Они «понимают», что поступать «правильно» — хорошо для выживания вида. Два стада встречаются на увешанном плодами дереве – и вожаки, вместо того, чтобы устроить драку, разворачиваются и уходят. Плоды не достаются никому, зато шкуры целы. Два самца в стаде повздорили? Пожилые самки сводят их вместе, «иногда буквально таща за лапу, чтобы те помирились». Самец пытается изнасиловать самку? Та «поднимает громкий вопль, после чего весь женский коллектив помогает ей отогнать нарушителя».

Вывод: «честность и справедливость следует рассматривать как весьма древние свойства, которые берут начало в необходимости сохранять мир и гармонию перед лицом конкуренции за ресурсы».

А мораль – «вовсе не тонкий слой лака на поверхности отвратительной человеческой природы. Напротив, без прочного эволюционного фундамента мы никогда не сумели бы продвинуться так далеко». То есть у нас, у людей, есть надежда.

Труд и справедливость

А эксперимент с виноградом в лаборатории повторяли неоднократно. И когда подопытными оказывались шимпанзе, они порой шли дальше капуцинов: даже те, кто получал виноград, отказывались его есть, видя, что товарищей обошли. Но – только если еда была наградой за труд.

Обезьяны остро чувствуют несправедливость. Kub Life

Когда экспериментаторы просто так угощали одних животных морковкой, а других – виноградом, те не видели в происходящем несправедливости. Дескать, хозяин – барин.

Такие вот производственные отношения почти по Марксу. Кстати, на страницах книги встречаются и Карл Маркс, и Зигмунд Фрейд, и Чарлз Дарвин, и Бенджамин Франклин: в своих философских отступлениях де Вааль ссылается на самых разных ученых, философов и даже художников. В частности, постоянно возвращается к триптиху «Сад земных наслаждений» Иеронима Босха.

 

Читайте также: Парадоксы капитализма: 5 книг, не ставших супербестселлерами – и зря
Поделиться: