Мартовские чтения: три лучших книги начала весны

Shutterstock
Публицистика Вацлава Гавела, биография культового режиссёра Джима Джармуша и фантазии наивысшей пробы от писателей со всего мира

«Промови та есеї», Вацлав Гавел

2017

Литературный критик и драматург, диссидент и первый президент независимой Чехии – всё это Вацлав Гавел. Название книги не врёт – под обложкой его избранные публицистические тексты: что-то давно считается классикой самиздата, а что-то читателю может быть и вовсе неизвестным.

«Письмо Густаву Гусаку», «Политика и совесть», «Истории и тоталитаризм» плюс две очень ценные речи – особо злободневная невинно названа «Слово о слове». У Гавела абсолютный не только «слух этический», но и эстетический – имеем дело не столько с полемистом-демократом, сколько с писателем. И о чём бы чех ни писал – об инфляции слов или о трюизме как «родной сестре фанатизма и тоталитарного мышления» – всё свидетельствует именно об этом: и стилистические аранжировки, и звонкие метафоры.

Перед нами живые тексты, слегка ироничные и «отжатые» — и Гавелом, и временем. Кому-то вакцина от сумасбродства времени, пляшущего дьявольскую информационную польку, а для кого-то – образцы той публицистики, которая так и просится на высокую полку. Ну, а если кому-то книга всё же покажется банальной в силу «пустых» общих мест, то говорит это только о нас. В нужное время украинского Гавела с нами, к сожалению, не случилось.


«Странствие трёх царей»

2016

Книга вышла в конце прошлого года, правда, должного внимания так и не удостоилась. Но главного это не отменяет: она мастерски собрана составителем Владимиром Ареневым, и дьявольски интересна. К тому же, налицо возрождение подзабытой издательской традиции – международной антологии рассказов.

Тексты в книге «фантастические», но слово это надо понимать в самом широком смысле. Оно обозначает не жанр (хотя жанровость, конечно, присутствует), а способ конструирования реальности. Имеем дело не с фэнтези, а с виртуозными рассказами и повестями, содержащими в себе фантастические допущения. Если короче – это просто очень хорошая книга.

Да, не все тексты здесь одинаково сильны, но в этом-то и проявляется класс составителя, а по совместительству и одного из авторов сборника: так все выстроить, чтобы бриллианты сияли на фоне чуть менее драгоценных камней.

Зато каждому тут своё: восхитительные поляки Комуда, Гжендович и Колодзейчак, классики Пратчетт, Сапковский и Кэбелл, трогательный Штерн, глубокая Галина. Фон – Речь Посполитая, ренессансная Италия, сумрачная Иудея. Герои – Тристан, Ромео, персонажи рождественских открыток. Смешно, пронзительно, умно и, опять-таки, – очень волнующее чтение.


«Джим Джармуш. Стихи и музыка», Антон Долин

2016

Долин – известный кинокритик и журналист. А ещё – автор книг о знаковых режиссёрах современности: фон Триере, Китано, Рое Андерссоне. И Джармуш – один из главных артхаусных кинотворцов последних десятилетий – в этой цепочке закономерное звено.

«Мертвец» с Деппом, замусоленный «Кофе и сигареты», совсем свежий «Патерсон» – это всё он. С последнего Долин и начинает свой рассказ, продвигаясь вглубь творческой биографии американца. Но эссе о каждом из фильмов Джармуша – это далеко не всё: «Стихи и музыка» здесь не случайно вынесены в подзаголовок. Долин попросил музыкальных критиков написать о саундтреках, а поэтов – посвятить картинам или отдельным их мотивам стихи. Список авторов впечатляет: Зимин, Сапрыкин, Барскова. То есть речь о внутрикнижной полифонии, что в случае с Джармушем более, чем оправданно: и музыка, и поэзия у него полноценные герои. Бонус – три финальных интервью с «виновником торжества».

Минимум биографических сведений и академизма, максимум авторских усилий с целью понять: за что же мы так любим эти истории об аутсайдерах и одиночестве? Долин – критик, умеющий восторгаться, и даже если с этим в книге чуток перебор, не страшно: слишком хорошая компания подобралась. Пей кофе, кури да читай.

Поделиться: