Корпоративный «спецназ»: как использовать опыт спецвойск в бизнесе. Часть І

Управляющий партнер в Comilfo Executive Search
В мире немало экстремальных профессий. Но есть две по-настоящему впечатляющие вещи в парнях из спецназа: подкреплённая тяжелейшей работой внутренняя мотивация и умение трансформировать свой страх в высокоэффективную деятельность. Нигде больше такого встретить нельзя

Военное искусство древнего Китая и кодекс чести самураев до сих пор изучают студенты бизнес-школ и менеджеры компаний. Военные технологии и управленческие модели, психологические тесты и оценочные процедуры персонала середины прошлого века десятилетиями адаптировались для применения в бизнесе с его серийным производством и огромными промышленными предприятиями. Вторая мировая война была тотальной. Миллионные армии, глобальные театры военных действий, запредельные потери. Сейчас сотни военнослужащих решают задачи, которые тогда были под силу тысячам. Гибридные войны, конфликты низкой интенсивности и борьба с международным терроризмом – так воюют сейчас.

Преэмптивные (упреждающие) удары и сетецентрическая модель управления боевыми действиями – это направление развития военного искусства завтрашнего дня. Единая информационная сеть, которая будет интерактивно объединять все войска, боевые системы и доходить до отдельного солдата, а также распределенное непрерывное самокорректирующееся управление.

«Скажи мне, что я должен сделать. Как это делать, я решу сам», – именно так действуют отряды сил специальных операций. Современный спецназ – это не гладиаторы XXI века. Это мобильные, исключительно подготовленные и оснащённые боевые формирования, выполняющие задачи на уровне ответственности высшего военно-политического руководства своей страны. Численность сил специального назначения в современных военных операциях сегодня ничтожен – не более 2% При этом ССО обеспечивают 20-25% успеха всей операции. С развитием технологий будущие войны превратятся в совокупность высокотехнологичных специальных операций, осуществляемых компактными, хорошо подготовленными и вооруженными подразделениями вместе с интеллектуальными боевыми системами. Война будущего – это борьба за умы, а не за территории и промышленные ресурсы. Силы спецопераций ближе всего готовы к этому будущему уже сейчас.

Американские «морские котики» и Delta Force, британский SAS и израильский Сайерет Маткаль – это самый мощный и профессиональный спецназ в мире. У нас самая сильная школа – это Альфа, Омега, а также спецназ главного управления разведки генштаба. Сейчас это – Силы специальных операций ВСУ.

Для бизнеса интересны способы привлечения, подготовки, управления и тактики этих структур. Украинским компаниям могут пригодиться также ветераны наших спецподразделений. Разумеется, не только в привычной роли корпоративных «силовиков».

Грубый отбор кандидатов мало отличается от массового рекрутмента в бизнесе. Это биографические данные, проверка благонадежности, а также тесты, медицинское обследование и оценка уровня физической подготовки с учетом специфики работы. Как правило, служба в армии дает преимущество. Например, в SAS к отбору чаще допускаются десантники. А вот система отбора израильтян впечатляет: в стране десятки специальных подразделений. При этом почти все они комплектуются призывниками. Спецназ Генерального штаба, Сайерет Маткаль – самый престижный из них – также не исключение. Зато это единственный в мире отряд высочайшего уровня, сформированный из призывной молодежи.

В отличие от бизнеса, спецназ не охотится за «звездами». Эти ребята берут способных, а затем делают из них лучших. На подготовку уходит полтора – три года работы опытных инструкторов и командиров. При этом новобранцы стараются изо всех сил, превышая самые смелые ожидания о собственных возможностях. Ничто так не добавляет прилежности в обучении, как смертельная опасность, помноженная на служебную необходимость подвергать себя такой опасности.

Единственный легкий день был вчера – девиз «морских котиков» (US Navy SEAL).

С начала отборочных испытаний курсантам дают понять, что это не просто слова. Базовая подготовка длится семь месяцев с возрастающей еженедельно нагрузкой. Вместе с подготовкой проводится непрерывная оценка кандидатов в плане физических возможностей, способности действовать в воде, работать в команде, психологической устойчивости и волевых качеств. За первые три недели испытания покидают в среднем 60% претендентов. Четвертая неделя называется Адской. Она длится пять с половиной суток и полностью оправдывает свое название. После её завершения обычно только каждый десятый продолжает обучение. Адаптированный вариант Адской недели описывает ветеран норвежского спецназа Бертран Рассел в одной из своих книг.

«Из всех битв, выпавших на долю Navy SEAL, самой важной оказалась первая: борьба и победа разума над телом», – цитирует поговорку «морских котиков» Бертран. Пройти «неделю без жалости к себе» по книге вам точно не помешает. Но это не будет даже близко похоже на опыт настоящей Hell Week. Как минимум по двум причинам: балансировать на грани физического и психологического срыва крайне сложно без опытного инструктора.

Второе и главное. «Морские котики» учат: «Команда намного эффективнее одного человека. На учениях или в реальной операции они работают в команде. Именно командная работа делает их настолько опасными. Именно команда позволяет им быть эффективными в одной из самых опасных профессий на Земле». Так же и в бизнесе. Что бы вы ни делали, вы взаимодействуете с другими людьми. Достижение цели – это работа команды. Индивидуальной может быть только ответственность. Ещё индивидуальным может быть также годовой бонус. Или – не быть. Бизнес-команда, потерпевшая неудачу, рискует потерять работу. Отряд сил специальных операций в случае неудачи теряет человеческие жизни. И даже в этом случае домой возвращаются все: в спецназе всего мира не принято бросать тело товарища. Впрочем, как говорят у нас: «Воюют для не для того, чтобы героически умереть за Родину. А для того, чтобы противник умер за свою».

Поделиться: