Голова – предмет тёмный: 5 книг о связи мозга, гормонов и сознания

Shutterstock
Что известно науке о работе «серого вещества» и какая от этого польза читателю

Учёные признаются: человеческий мозг – самый сложный объект для исследования. Поэтому они не могут толком объяснить, как его устройство – нейроны, дендриты, синапсы, электрические и химические сигналы — связано с самосознанием, любовью, умением считать или петь. Потому-то многие книги по психологии начинаются словно с середины: «наше сознание действует так-то, подсознание демонстрирует эдакие трюки». А о материальной основе – ни слова.

Тем не менее, есть книги, перекидывающие мостик между «хардом» и «софтом» в наших головах. Причём написанное там не только любопытно, но и полезно.

«Рождение разума. Загадки нашего сознания», Вилейанур С. Рамачандран

«Олимп—Бизнес», 2006

Рамачандран — один из пионеров современной неврологии, директор Исследовательского центра высшей нервной деятельности, профессор Калифорнийского университета (Сан-Диего). Журнал Newsweek назвал его одним из сотни самых выдающихся людей ХХI столетия. «Рождение разума» — это и введение в современную неврологию, и путеводитель по мозгу. Профессор, например, исследует вопросы мозговых фантомов (в том числе галлюцинаций и фантомных болей в ампутированных конечностях). Одна из глав книги называется «Художественный мозг»: там речь идёт о восприятии зрительных образов и вообще искусства. Кстати, об искусстве: Рамачандран обожает изучать саванов. Это люди, у которых на фоне психического расстройства развивается некая выдающаяся способность, например, к рисованию.


«Мы — это наш мозг. От матки до Альцгеймера», Дик Франс Свааб

«ИД Ивана Лимбаха», 2015

Книга впервые вышла в Нидерландах в 2010 году и стала бестселлером: было продано более 350 тыс. экземпляров. Автор – один из создателей Нидерландского института головного мозга, нейробиолог и сын гинеколога. Поэтому он много пишет о том, как внутриутробное развитие мозга плода влияет на последующую жизнь человека, на появление самых разных заболеваний — депрессии, деменции, ожирения или анорексии, на сексуальную ориентацию и даже сексуальные девиации. Исследования Свааба о разных путях развития мужского и женского мозга вызвали в Нидерландах скандал. Его даже обвиняли в фашизме, что, впрочем, не напугало профессора: в книге описаны не только механизмы работы памяти, но и, например, связь химических сигналов в мозге с религией.


«Стой, кто ведёт? Биология поведения человека и других зверей»,  Дмитрий Жуков

«Альпина нон-фикшн», 2014

Автор — доцент, старший научный сотрудник лаборатории сравнительной генетики поведения Института физиологии им. И. П. Павлова РАН. В своём двухтомнике он изначально обещает рассказывать о биологии поведения с упором на гуморальную (от слова «гумор» — жидкость) систему контроля функций организма. То есть Жуков ставит во главу угла гормоны и нейротрансмиттеры: адреналин, инсулин, вызывающие эйфорию эндогенные опиаты, например, дофамин (автор по ходу пьесы разносит в прах журналистский штамп «гормоны счастья»).

Но оставаться только в гуморальных рамках у автора не вышло (а может, так и было задумано), поэтому получилась комплексная книга о поведении: там и мотивация, и иерархия в группах, и память, и стресс, и различие мужского и женского поведения, и много чего ещё. Но – через призму «мозговой химии».


«Эволюция человека. Обезьяны, нейроны и душа», Александр Марков

CORPUS, 2013

Александр Марков – возможно, самый известный на постсоветском пространстве популяризатор науки: палеонтолог, завкафедрой биологической эволюции биологического факультета МГУ, профессор, автор нескольких научно-популярных книг. Строго говоря, «Обезьяны, нейроны и душа» — второй том двухтомника. Но именно в нём идёт речь об эволюции мозга или даже ещё шире – высшей нервной деятельности вместе с моралью, любовью, альтруизмом, враждой. Поэтому и преподносит автор тему в эволюционном ключе: «У животных в той или иной форме обнаружены многие — чуть ли не все — аспекты мышления и поведения, которые традиционно считались “чисто человеческими”». А уж дальше идёт рассказ о том, как такой-то механизм работает («Если девственной крысе ввести в мозг окситоцин, она начинает заботиться о чужих крысятах») и почему это выгодно с точки зрения выживания вида — хоть крысиного, хоть человеческого.


«Мозг и душа. Как нервная деятельность формирует наш внутренний мир», Крис Фрит

CORPUS, 2010

Британский нейрофизиолог Крис Фрит оказался «настолько бестолковым, что захотел изучать психологию» (это фраза его руководителя в колледже). Но всё же захотел, бросил физику, ушёл в другую науку – а там как раз появились первые томографы, то есть приборы, позволяющие заглянуть в глубину работающего мозга. Правда, с их помощью можно понять далеко не всё – разве что увидеть, что конкретный участок содержимого черепной коробки активнее прочих снабжается кровью и/или генерирует электрические импульсы при решении разных задач (когда человек слышит музыку, видит лицо или думает о своей собаке). Но именно такой подход, по словам Фрита, и сделал психологию точной наукой. Зрительные иллюзии, слуховые галлюцинации, восприятие лиц, чувство влюблённости, ощущение собственного тела и даже свобода воли – всё это Фрит проверил своими хитрыми машинами, а потом описал живым и понятным языком.

Поделиться: