Геоинженерия не спасет: глобальное потепление убивает урожаи

52
Shutterstock
Но и проекты по затемнению неба пока не помогают их сохранить

Десятки ученых говорят о солнечной геоинженерии, некогда чудной идее о том, что человечество должно противодействовать изменению климата, выпуская в стратосферу специальные газы, которые могли бы отражать солнечный свет и охлаждать планету.

Но агроэкономист Калифорнийского университета в Беркли Джонатан Проктор видит ситуацию совсем по-другому. «Вы сражаетесь на арене с большим медведем», – сказал он. (Медведь – это изменение климата.) «И вопрос в том: стоит ли выпускать на арену еще и льва? Ну, знаете, может быть, они начнут сражаться и поубивают друг друга. Или же они оба убьют вас».

Этот лев выглядит все хуже и хуже

Всплеск академических исследований, проведенных в последнее время, показал, что солнечная геоинженерия – это не так уже и просто. Солнечную геоинженерию теперь серьезно воспринимают в высших эшелонах науки: ею занимается собственный исследовательский центр в Гарварде, ей посвящена серьезная книга редактора журнала «Economist» и каждых три года в своем узком кругу встречаются специалисты этой сферы.

Глобальное потепление
Shutterstock

Недавно Проктор и его коллеги предоставили первый глобальный экономический прогноз того, как солнечная геоинженерия повлияет на сельскохозяйственные культуры во всем мире.

Его выводы не такие уж и положительные, и не внушают уверенности в том, что мы способны легко повлиять на изменение климата, — пишет американское издание The Atlantic.

Согласно новой статье, последствия солнечной геоинженерии сведут к нулю ее преимущества. Проктор и его коллеги считают, что распыление вулканического газа в воздух уменьшит глобальные температуры, помогая посевам. Но те же самые газы будут в том числе рассеивать солнечный свет и уменьшать количество излучения, которое достигает поверхности, затрудняя фотосинтез.

Чистый эффект примерно равен нулю: мировые урожаи в геоинженерном мире не будут более щедрыми, чем раньше. Солнечная геоинженерия не сможет компенсировать глобальный ущерб, нанесенный сельскохозяйственной отрасли изменением климата.

Солнечная геоинженерия не сможет компенсировать глобальный ущерб, нанесенный сельскохозяйственной отрасли изменением климата

Однако, по мнению ученого, полностью отказываться от этой идеи еще не время. Проктор и его коллеги смогли провести исследование лишь благодаря тому, что в современной истории произошло что-то, напоминающее методы использования  солнечной геоинженерии.

В 1991 году проснулся вулкан Пинатубо на Филиппинах, выкинув в верхние слои атмосферы 20 мегатонн диоксида серы. В течение нескольких недель сульфитный газ, который может отражать огромное количество видимого света, окутал планету. В конце концов, этот новый слой сульфита рассеял столько солнечного света, что планета остыла примерно на половину градуса по Цельсию (или 1 градус по Фаренгейту). На протяжении следующих пары лет сульфиты ушли из атмосферы в виде осадков, и изменение климата продолжилось.

Казалось, растения благоденствуют в более темном, более прохладном мире Пинатубо. Особо процветали леса: одно исследование показало, что фотосинтез в массиве Массачусетского леса увеличился на 23% в солнечные дни в 1992 году по сравнению с периодом перед извержением Пинатубо. Биологи предположили, что вулканический газ рассеивает солнечные лучи во всех направлениях, позволяя им «обходить» плотный покров деревьев и достигать подлеска.

Mother Jones

Так что Проктор и его коллеги ожидали, что солнечная геоинженерия также будет способствовать глобальному сельскому хозяйству.

В конце концов, солнечная геоинженерия – это не что иное как бесконечный Пинатубо: если человечество решится на солнечную геоинженерию планеты, тогда ему придется регулярно распылять сульфитный газ в небо, чтобы держать под крышкой температуру Земли. Но когда команда обратила внимание на то, как сельское хозяйство отреагировало на Пинатубо, она обнаружила, что после изменения температуры глобальные урожаи даже упали.

Мировые урожаи кукурузы снизились на 9,3% в результате извержения Пинатубо; урожай пшеницы, сои и риса снизился на 4,8%. «Я ожидал обратного», – сказал Проктор.

После того, как глобальные эффекты для урожая были изолированы, команда добавила их в общую климатическую модель, проецируя условия Земли с 2050 по 2069 год. Они имитировали, как посевы будут себя чувствовать, на десятках симуляторов Земли: на некоторых из них человечество начинает развертывать солнечную геоинженерию с ростом выбросов углерода; на других геоинженерия никогда не используется, но изменения климата по-прежнему не ослабевают.

Их результаты выглядят отрезвляюще. В мире, где используется геоинженерия, урожай кукурузы увеличился на 6,3% из-за более низких температур (по сравнению с измененным климатом). Но они уменьшились на 5,3% из-за уменьшения света. При учете нескольких других побочных эффектов геоинженерии полученное преимущество практически свелось к нулю.

Эти результаты справедливы для всех типов культур. Солнечная геоинженерия в постепенно теплеющем мире не имеет «статистически заметного влияния на урожайность», – заключает публикация.

В документе показано, что «солнечная геоинженерия не является анти-CO₂», – сообщил в электронном письме Гернот Вагнер, содиректор программы геологической инженерии Гарварда.

Shutterstock

Проктор и его коллеги, среди которых Соломон Сянг и Маршалл Берк, экономисты, которые изучали влияние климата на все, начиная от войны и заканчивая национальным планом ВВП, планируют продолжать изучать солнечную геоинженерию. Прежде всего, по словам Проктора, им нужно больше информации.

«Подводя итог, я бы сказал, что это очень рисковое дело. Изменение климата – это действительно страшно. Оно по-настоящему трагически скажется на беднейших странах мира. Но геоинженерия также достаточно страшна. И сейчас мы практически не понимаем ее преимуществ или рисков. Я считаю, что солнечная геоинженерия может сыграть роль жизненно важной для благосостояния людей технологии, – продолжил он, – но мы должны относиться к ней с осторожностью и уважением». Точно так же, как мы относимся ко льву.

 

Источник: The Atlantic

Поделиться: