Фикшн во время жары: три важных романа этого лета

Shutterstock
Книги о театральном отмщении, острой коммуникационной недостаточности и трудном выборе между Старым и Новым светом

Маргарет Этвуд перенесла Шекспира в тюрьму, Селеста Инг объяснила, что бывает, если родители делают из детей копии себя, а Колм Тойбин рассказал о девушке, очутившейся одной ногой в Ирландии, а другой в Нью-Йорке.

«Ведьмино отродье», Маргарет Этвуд, 2017

Маргарет Этвуд – крупнейший канадский прозаик. Крупнее её может показаться разве что Элис Манро, которой в 2013-м дали Нобелевку, но у Этвуд такой набор литературных наград, что лучше не мериться. Её нынешний роман можно назвать культурологическим триллером, вот только пусть эта дефиниция никого не отпугивает. «Ведьмино отродье» – книга reader-friendly: эффектная, лёгкая для чтения, с напряжённой интригой, но в то же время содержательная и глубокая.

Сюжет романа в основных чертах повторяет сюжет шекспировской «Бури». На месте волшебника Просперо – режиссёр Феликс Филлипс, изгнали его не из миланского герцогства, а с поста директора театрального фестиваля, отправился он не на остров, а в глухую деревню и там у него вместо реальной Миранды вымышленная – призрак умершей в раннем детстве. А теперь самый смак: местом, где Просперо намерен отомстить своим врагам, является тюрьма.

Зэки становятся актёрами, у каждого из ведущих персонажей «Бури» появляется свой романный двойник, Великого Барда трактуют на фене, задуманная Феликсом невероятная авантюра готова воплотиться в жизнь. Во всем этом нет ни малейшей мистики – Этвуд принципиально не выходит за рамки реализма. К финалу «Ведьмино отродье» из экшена о мести превращается в притчу о театре, природе творчества и оправдании лицедейства. Шекспир бы аплодировал.


«Всё, чего я не сказала», Селеста Инг, 2017

Селеста Инг не мэтр, а самый что ни на есть дебютант, но это не помешало её роману стать в 2014 году лучшей книгой портала Amazon и разойтись миллионным тиражом в десятках стран, включая Украину. По жанру «Всё, чего я не сказала» прежде всего семейная драма, но в книге также поднят целый ряд социальных проблем, главная из которых – расовая нетерпимость. Кроме того, роман, начинающийся фразой «Лидия мертва. Но они пока не знают» просто обречён быть хоть немного детективом.

Таковым он и является. Весь дальнейший текст представляет собой подробное расследование причин трагической гибели 16-летней старшеклассницы на американском Среднем Западе в середине 1970-х. Чтобы разобраться в случившемся, Инг предпринимает экскурс в детские годы не только самой Лидии, но и её родителей. У каждого из них своя отроческая травма. Каждый пытался компенсировать эту травму за счёт ребенка. Оба были уверены в своей правоте и не желали видеть признаков надвигающейся трагедии.

В название романа звучит отчаянная, хотя и запоздалая прямота. «Всё, чего я не сказала» – книга о том, к чему могут привести молчание, отчуждение и сохранение видимого благополучия при разрушительных внутренних конфликтах. О том, как благие намерения приводят в ад, и как этого ада можно было избежать.


«Бруклин», Колм Тойбин, 2017

В принципе, если лень читать, можно посмотреть недавнюю экранизацию Джона Краули, предельно аккуратную, полностью соответствующую букве и духу романа. Тех, кто всё-таки предпочтёт печатный текст, не мешает предупредить: «Бруклин» может показаться пресноватым и перегруженным необязательными деталями. Достоинства книги ирландского писателя полностью проявляются только к финалу.

При всей своей неторопливой старомодности роман Тойбина – штучка с переподвывертом. Вроде бы полкниги уже прочитано, а поди пойми, в какие времена разворачивается рассказ о милой юной Эйлиш, рискнувшей перебраться из крошечного Эннискорти на юго-востоке Ирландии в грандиозный Нью-Йорк. Тойбин подчёркивает, что эпоха не имеет особого значения; его роман – история универсальная.

Сама Эйлиш – архетипический персонаж, девушка, разрывающаяся между двумя континентами, двумя мужчинами, двумя перспективами дальнейшей жизни. Вопрос не только в том, что она выберет, но и почему. И если первый ответ читатель в самом конце романа всё-таки получит, то второй ему придётся формулировать самому.

 

Поделиться: