FuckUp Nights: 4 истории о провалах и чему они научили

67
barkeranimation.com
Как компании попадают в сложные ситуации и как из них выпутываются

Говорить о своих поражениях и неудачах не принято. Тем более в бизнесе. Но без поражений нет побед. И любую неудачу можно обернуть в плюс, если смотреть на неё как на опыт. Этим и делились топ-менеджеры и собственники бизнеса на мероприятии FuckUp Nights, которое проходило в минувшую пятницу в Fedoriv Hub. K.Fund Media выбрал самые интересные истории, которые нас вдохновили.

Яйцо раздора

Рассказывает украинский дизайнер-архитектор Виктория Якуша

Предложила клиентке установить в квартиру необычную кухню в форме яйца. Это очень дорогая кухня, она делается по индивидуальному заказу в Италии. Функций у нее не так много – в ней мойка, варочная поверхность и вытяжка. Верхняя часть яйца поднимается и опускается при помощи специального механизма.

Мы сделали предоплату и кухня-яйцо должна была быть готова через 6 месяцев. Проходит оговоренный срок. Производитель сообщает, что не может доставить кухню: закрылась компания, которая производит мотор, необходимый для поднятия и опускания верхней части кухни. Ситуация безвыходная. Деньги мы вернуть не можем. Кухню получить не можем. Мы долго решали проблему, даже привлекали посольство, торгово-промышленную палату, но итальянская компания ничего не делала.

Дизайнерская кухня-яйцо создается по индивидуальному заказу. Deepp.srl

Кто-то подсказал мне нанять местного адвоката, который находится в том же районе Италии, что и производитель. После первого же письма адвоката компания зашевелилась. Каким-то образом мотор был сделан. Но возникла ещё одна проблема. В Украине начался Майдан, и производитель отказывался высылать своего человека для установки кухни. Пришлось пообещать компании, что мы предоставим телохранителей, бронированную машину и всё необходимое для обеспечения безопасности. На весь этот процесс ушло 1,5 года. Зато все подружки заказчицы считали, что эта кухня – «вау!»


Фальшивые тараканы на 30 тыс. грн

Рассказывает гендиректор холдинга охранных предприятий «Шериф» Дмитрий Стрижов

Эта история научила меня тому, что успех бизнеса зависит не только от меня, но и от действий конкретных сотрудников. В конце 2016 года в нашу компанию устроился новый инженер. Нам поступил очередной заказ на установку системы, и этот инженер выехал на объект. Для понимания: перед каждой установкой заранее программируются приборы, датчики и готовится система блокировки. Наш инженер устанавливает систему.

Тут клиент вспомнил, что к нему в квартиру, которая находится на 2 этаже, могут забраться через окно

И попросил установить ещё один датчик в одну из комнат. Инженер это сделал, и потом позвонил в сервис инженерного обслуживания, чтобы там запрограммировали дополнительный датчик, т.е. прописали для него шлейф.  Но почему-то это не было сделано.

Проходит время. С этого объекта на пульт приходит сигнал тревоги. Сидит оператор, видит сигнал, смотрит, по какому шлейфу. А шлейф-то не прописан, его нет. И у оператора возникает мысль, что, наверное, тараканы беспокоят шлейф. Такое тоже бывает. Через 10-15 минут сработал нужный датчик: как потом выяснилось, злоумышленники прошли  в коридор. Оператор тут же отправил две команды на объект, но было поздно.

Окно без датчика - вход для злоумышленника. Tengrinews

По договору материальная ответственность «Шерифа» перед клиентом – 5 тыс. грн. Но общая сумма украденных вещей была более 20 тыс. грн. Мы решили выплатить ему 30 тыс. грн.

Есть и обратная сторона этой ситуации. Этот клиент, чью квартиру обворовали, оказался лидером, который принимал решение, какую охранную компанию нанимать для своей компании. Благодаря тому, что мы правильно вышли из ситуации, через полгода «Шериф» подписал контракт с этой компанией на охрану более чем ста объектов.

К тому же мы сделали много организационных выводов. Сейчас у нас группы выезжают на любые сигналы тревоги, даже если комары и мухи тревожат датчик. А также после этого случая мы создали свой внутренний страховой фонд.


Игнор по-японски

Рассказывает директор по маркетингу сети кинотеатров Multiplex Анастасия Давыдова

Как-то мы взяли в прокат японское аниме «Твоё имя». Дистрибьютор пообещал нам, что фильм будет показан во всех городах Украины, но в итоге его показывали только в Киеве. Мы не настояли на выполнении предыдущих договоренностей.

В день показа на сайт Multiplex накатилась волна любителей аниме со всей Украины. Они требовали вернуть показ «Твоего имени» в регионы, начали создавать саркастические мемы, в ветке обсуждения появился хештэг «Майдан». Обсуждение продолжалось несколько часов, зрители были в негодовании. Мы думали, как выйти из ситуации.

Отмена проката вызвала массу эмоций у зрителей в Украине. Film.ru

Мы предложили ребятам писать названия городов, где бы они хотели увидеть это аниме. В итоге в ветке было более 2  тыс. сообщений. Ни один фильм не имел такого охвата в Украине как «Твоё имя», он прошёл во всех регионах.


Спасти нельзя бросить

Рассказывает директор фонда Елены Пинчук Ольга Руднева

Я работала в фонде пару лет. На тот момент я встречалась со всеми людьми, кто звонил в фонд. Однажды нам позвонила девушка и рыдая рассказала, что у нее умирает брат Женя. Ему нужно было сделать операцию по замене сердечного клапана. Но врач в институте Амосова отказывался её делать. До сих пор такие операции в Восточной Европе не проводились. К тому же у Жени гепатит и ВИЧ-инфекция. Девушка очень зарядила меня всей этой историей.  Я говорю: поехали в больницу, я сейчас все решу. Мы приезжаем в институт Амосова, я ногой открываю дверь, передо мной сидит совершенно уникальный человек в огромных очках в роговой оправе.

Я ему говорю: у вас лежит наш пациент. Либо вы делаете ему операцию, либо завтра тут будут все телевизионные каналы.

Врач говорит: «Я не могу сделать операцию. Я должен буду остановить сердце и запустить кровообращение по искусственной системе, которая одна на весь институт. И если мы сделаем операцию пациенту с ВИЧ и гепатитом, то эту систему нужно выбросить. Плюс это 20 человек персонала. Если из них кто-то порежется, то подхватит ВИЧ». Я предложила купить все необходимое, и тогда он согласился.

Я иду говорить с Женей, чтобы понимать его позицию и стоит ли все это начинать. Мы сидели в таком длинном коридоре. У него были гигантские распухшие ноги, потому что кровь уже плохо проходила. И я ему говорю: «Мы тут все затеваем на $25 тыс. и врачи несут огромные риски. Ты должен мне сказать, хочешь ли ты жить другой жизнью?». Он отвечает: «Я очень хочу жить. Мне 25 лет. Я клянусь тебе, что в жизни больше не буду употреблять наркотики». Для меня это была самая большая мотивация. Мне человек пообещал.

Пересадка сердечного клапана - одна из сложнейших операций. insurancequotes2day.com

Мы сделали эту операцию. Это была первая операция в Восточной Европе по пересадке сердечного клапана ВИЧ-инфицированному пациенту. Сердце Жени не запускалось 4 часа, а сама операция длилась более 10 часов. Врач во время операции порезался, ему пришлось принимать стандартную профилактику. Все меня спрашивали, зачем я это делаю. В Торе написано, что спасая одну жизнь, ты спасаешь весь мир.

Женя вернулся к нормальной жизни. Через 1,5 года мне звонит сестра Жени и говорит, что он умер. «Перед смертью он попросил прощения у одного человека – у тебя. Он снова начал употреблять наркотики», – сказала она. После этой фразы мне казалось, что это моя жизнь оборвалась. Мне казалось, что все то, что я делала до этого времени, не имело значения. Я была зла, ведь Женя мне обещал, но не сдержал слова. Казалось, что это был факап, тратить столько денег и спасать этого человека. Но я думаю, мы все сделали правильно. Помогать ему было моё решение, а принимать наркотики – это его решение.

Поделиться: