ДНК – деньги – ДНК: «Неудобное наследство» Николаса Уэйда

24
Wikimedia Commons
Генетика влияет на процветание? Еще одна попытка ответить на вопрос, почему одни страны богаче других
Неудобное наследство

Книга «Неудобное наследство. Гены, расы и история человечества» (русский перевод в 2018 году выпустило издательство «Альпина нон-фикшн») – несколько скандальная. The New York Times назвала ее бестселлером – и в редакцию газеты пришло гневное письмо, подписанное сотней ученых. Мол, автор, британский научный журналист и писатель Николас Уэйд, написал нечто вредное: «На основании неточного и неполного анализа наших результатов в области генетики человека Уэйд утверждает, что различия стран и народов в уровне интеллекта, политических институтов и экономического развития объясняются генетическими причинами и естественным отбором. Мы решительно отвергаем утверждение Уэйда о том, что его выводы основаны на наших результатах». Сам Уэйд обвинения, естественно, отверг, добавив, что авторы письма, судя по всему, его книгу и не читали.


Как нетрудно догадаться, «Неудобное наследство», вопреки названию, не о биологии. Она об экономике и вообще о развитии человечества. Автор прекрасно понимал, что может быть обвинен в расизме, и заранее предупреждал: «Цель «Неудобного наследства» — исследовать эту новую территорию (генетику. – K.Fund Media) и заодно показать, как можно описывать эволюционные различия между человеческими популяциями без малейшего проявления расизма или представления о превосходстве одних рас над другими».

ОК, будем считать, что он пишет не о «превосходстве», а об «особенностях». Но мысль та же: группы людей на разных территориях развивались по-разному, подвергались отбору (одни оставляли больше потомков, другие меньше), поэтому в их генах зашиты разные способности. В том числе к экономике.

Причуды генетики: «У нее смех от матери» Карла Циммера

Люди и лисы

Во многих книгах описывается эксперимент советского ученого Дмитрия Беляева по одомашниванию чернобурых лисиц. Отбирал он их только по одному признаку – дружелюбию, доверию к человеку. Но в итоге лисы «особачились» — у них хвосты закрутились колечками, появились белые пятна и вислые уши, даже тявкать они стали по-другому. Но, замечает Уэйд, такие существенные изменения произошли всего за 30-35 поколений зверьков, а это всего 40 лет. Вот и в людских популяциях могло действовать нечто похожее. В Англии, например (эту идею он почерпнул из книги «Прощай, нищета» Грегори Кларка) богатые семьи оставляли больше потомков, чем бедные.

Николас Уэйд
Николас Уэйд. wikipedia.org

На вершине социальной пирамиды места им не хватало, потомки богатых опускались в нижние слои – но приносили с собой соответствующие гены, в которых «прописаны» бережливость, склонность к труду и пр.

Потому-де промышленная революция произошла именно в Великобритании: «Между 1200 и 1800 гг. должно было смениться 24 поколения – этого времени вполне хватило бы для значительных изменений в социальном поведении, если давление естественного отбора было достаточно сильно».

Биологи, правда, утверждают, что сравнение некорректно: Беляев вел отбор целенаправленно, а в социуме процессы происходят достаточно случайным образом.

Мамлюки, евреи, китайцы…

Приводит автор и другие примеры связи биологии и экономики. Бич многих систем управления – непотизм, то есть кумовство: практика предоставления руководящих постов родственникам, а не «лучшим». Семейный инстинкт – штука сильная. Его якобы сумели задавить сперва в Арабском халифате, а потом в Османской империи, создав касту воинов-рабов – мамлюков. Рабами же были и чиновники. Им либо запрещалось жениться, либо их сыновья не имели права становиться военными или наследовать отцовские посты.

Таким образом, получалась система элиты в одно поколение, и квазиаристократам не было особой нужды «грести под себя»

Отдельно автор исследует проблему мигрантов, в частности, немцев в России (они в свое время занимали 40% высшего командования армии и 57% служащих министерства иностранных дел) и китайской диаспоры в США. Китайцы там оказались столь успешны на ниве экономической конкуренции, что против них принимались специальные дискриминационные законы.

Промышленная революция. wikipedia.org

Отдельная глава посвящена евреям – они-де составляют 0,2% мирового населения, но в течение первой половины XX века получили 14% Нобелевских премий, а во второй — 29%. При этом дело не в культуре: многие этнические евреи не соблюдают шаббат, учат не Талмуд, а математику или биологию.

Автор сам признает: «Генетическая основа социального поведения до сих пор остается во многом неясной, и трудно сказать, как именно прописаны в нейронах правила, его регулирующие». Так что верить его выкладкам не обязательно. Но задуматься они заставляют.

Узнайте также, что самое важное для процветания государства в обзоре международного бестселлера «Чому нації занепадають»

Поделиться: