Дмитрий Ермоленко: «Приятно чувствовать себя не начальником, а учащимся балбесом»

Как организовать бизнес в Англии, об уроках кризиса и философии моряка рассказывает владелец сети магазинов Butlers и соинвестор клубного дома Pechersk Hills

На стене этажа, где располагается офис Дмитрия Ермоленко, нарисована зебра. «Зебра – красивый, сильный и свободолюбивый организм. С сильным командным духом и позитивным настроем», —  шутя объясняет он выбор названия для своей компании. Ермоленко уверен, что  такой настрой помогает быть успешным в украинских полосатых условиях революций, девальваций и «прочих способствующих успеху радостей». Сейчас ZEEBRA управляет сетью из 12 магазинов товаров для дома Butlers.

Раньше Ермоленко успешно занимался одёжной розницей. Так, его компания привела в Украину такие известные бренды, как Hugo Boss и Peacocks.

Ритейл — не единственный интерес бизнесмена. Ещё он инициатор и соинвестор столичного клубного дома Pechersk Hills Residence.

— Дом ввели в эксплуатацию в 2014 году. Вы уже распродали все квартиры?

— Нет. Удалось продать всего несколько квартир. Рынок премиального жилья сейчас очень слабый. Многие застройщики под давлением банков продают квартиры даже в убыток. Мы решили пойти другим путём, дополнительно инвестировать в ремонт и сдавать качественное жильё в аренду. Находясь в нашем доме, легко представить себя в любой из европейских столиц. Это формирует спрос.

— Сдача жилья в аренду – это же совсем другой бизнес.

— Да, но выбор сейчас не очень большой. Существующая цена квартир на рынке низкая и не позволит выйти в прибыль. Основная проблема — это застройщики, которые реализовывают проекты за счёт заемных средств. Они понимают, что через год объекты окажутся в залоге у банков, и демпингуют.

Модель аренды работает, и шведы —основные инвесторы ЖК Pechersk Hills Residence — довольны. Надеюсь, что реализуем вместе ещё несколько подобных проектов: есть участки, идеи. Пока подробности говорить не хочу – рано.

Практичная философия

До того, как стать ритейлером и рантье, Дмитрий Ермоленко несколько лет был моряком. Однажды он увидел объявление о вакансии на должность генерального менеджера компании Oriflame, которая выходила на украинский рынок. Главными требованиями к соискателю было знание английского языка и компьютера. Так Ермоленко сменил сферу деятельности.

— Наверняка вчерашнему моряку пришлось нелегко в международной компании. Другой ритм жизни, обязанности, нужны другие навыки.

— В Oriflame всегда были сильные тренинговые программы, некоторые из которых мне нравятся больше МВА. Например, что коуч всегда находится рядом и записывает всё, чем ты занимаешься. А потом задает много разных вопросов. Например, правильно ли ты тратишь своё время. Или какие дела отложил и какие для этого были причины. Подобные вопросы заставляют задуматься о приоритетах. Хорошо, когда самые дорогие ресурсы тратятся на самые ценные для тебя вещи, и хуже, когда наоборот.

— Какое качество считаете важным для управленца?

— Ясность. Сотрудники могут соглашаться или нет с начальником, но они хотят видеть ясную цель. Не люблю слово «подчинённые», потому что основой организации является не иерархия, а драйв, общая мотивация. Есть компании, где соблюдены все регалии: имя, отчество, должность и пр. У нас только Ипполита Матвеевича по отчеству зовут. Но он собака, он не обижается. Сотрудники по именам, вне зависимости от должности — все мы в первую очередь люди.

— Вы сами пробовали продавать в своих магазинах?

— Регулярно, и получаю от этого большой кайф. У нас все сотрудники офиса как минимум несколько дней в году работают продавцами в магазинах, проходят через прилавок. Первый раз волновался: как сотрудники это воспримут, товар плохо знаю… Но быстро втягиваешься и получаешь массу удовольствия. Приятно чувствовать себя не начальником, а учащимся балбесом, общаться и шутить с покупателями – так рождается много улыбок. В ритейле очень сложно научить продавцов естественно улыбаться.

В обычные дни можно и в офисе поработать, но в пиковые, в канун Рождества, например, всегда надо идти в магазин. Так понимаешь лучше, что ты делаешь, какой товар популярнее, постигаешь тонкости взаимоотношений внутри коллектива — это всё важные составляющие бизнес-процесса.

— А как вы реагируете, когда слышите критику управленческих решений от, например, продавца?

— Супер! Всегда интересно понимать, что мы можем делать лучше. Стараюсь, выслушав критику, получить совет или идею – как сделать лучше, что изменить.

— Конструктивная критика встречается редко. Часто просто бурчат.

— Бурчание лучше безразличия. Парой вопросов его почти всегда удается перевести в конструктив, идеи и рекомендации.

В рабочем процессе всегда сталкиваешься с каким-то негативом, потому что любое развитие – это выход из зоны комфорта, что создаёт напряжение. На работу не той дорогой поехал — уже напряжение, новый опыт… Но если делать только то, что не вызывает напряжения, тогда ничего не получится. Важно научиться находить с сотрудниками общий язык, общие цели. Быть партнёрами, а не противниками.

— Вы разве агрессивно воспринимаете изменения? Создается впечатление, что вы всегда настроены на позитив.

— В контексте смерти многие вещи воспринимаются проще, приятнее, и уж точно в позитиве.

— Неожиданная философия.

— Она сформировалась ещё в мою бытность моряком. Когда начинается шторм, то понимаешь, что его окончания ты можешь не увидеть. Самое главное, чтобы плавучести корабля ничего не угрожало, и на этом фоне бумажная суета, таможня, какие-то ограничения «в город по трое» (при СССР моряков отпускали на берег других государств группами по три человека, чтобы не сбежали – K.Fund Media) казались несущественными деталями.

Движение в сторону Англии

— Давайте вернёмся к шведам и планам. У вас же есть ещё участки. Будете ещё строить дома?

—  Я очень хочу построить ещё несколько интересных жилых комплексов, нравится процесс материализации идеи. И приятно видеть, как проникнувшая в голову идея материализуется в красивый физический обьект.

Ермоленко начинает перебирать на столе бумаги. Находит буклет, где опубликованы фотографии жилых комплексов Diamond Hill, Tetris Hall, БЦ «Парус» и других зданий со «стеклянными» фасадами.

— Вы хотите создать подобное здание из стекла?

— И да, и нет. Общее у этих высоких современных зданий – качественные и высокотехнологичные фасады. В Англии сейчас строительный бум и предложений больше, чем компаний, которые могут качественно создать высокотехнологичный стеклянный фасад. Идея состоит в том, чтобы в Украине производить фасады, используя бельгийские комплектующие. И устанавливать их в Англии.  Для этого мы создали предприятие в Великобритании.

— А Ваша роль какая в этой компании?

— Я один из трёх совладельцев. И отвечаю за продажи. Английской компании меньше года. Мы прошли предтендерную подготовку и сейчас активно участвуем в тендерах.

— Есть ещё проекты, которые хотите запустить?

— Я открыт к новым проектам. Сегодня сфокусирован на развитии Butlers, тестируем маленький формат в регионах, Pechersk Hills Residence, и много энергии направляю в английский проект.

Полное погружение

Компания Ермоленко, которая занималась одёжной розницей, называлась Maratex.  Партнером был англичанин Крис Смит. Помимо Peacocks и Hugo Boss, компания завела в Украину River Island, Aldo, Esprit, Palmers, а в Россию Pedro del Hierro и Cortefiel.  В 2007 году долю в компании купила польская Empik Media & Fashion Group, а в 2012 году Ермоленко вышел из бизнеса. Возвращаться в одёжный ритейл он не намерен — слишком высокая конкуренция на рынке.

H&M подтвердили свой выход в Украину. Как это отразится на рынке?

—H&M – сильнейший игрок в своем сегменте. Отличная концепция магазина, продукт, скорость реакции на изменения рынка, логистика. Выход Н&M станет потрясением для низкого и среднего ценового сегмента fashion-ритейла, который ещё не совсем отошёл от кризисных явлений.

— Конкуренты снизят цены?

— Не уверен. Рентабельность в ритейле сейчас очень низкая. Снижения цены многие ритейлеры могут просто не выдержать. Рынок Украины сегодня очень мелкий. Сравнительно много игроков сражаются за неглубокий карман потребителя. В такой ситуации выход сильного игрока часто влечёт за собой  закрытие наиболее слабых игроков в его сегменте. H&M and INDITEX (торговые марки Stradivarius, Zara, Pull&Bear, Massimo Dutti, Oysho, Bershka, Uterque, Zara Home, из которых две не представлены в Украине — K.Fund Media) – явные лидеры и давние конкуренты на основных рынках мира.

— Для вас лично последний кризис принёс какой-то новый опыт?

— Шторм — это всегда новый опыт, новые эмоции. И ритейл, и недвижимость трясёт с 2008 года. Кризис мировой, после локальный, революция, война…как выдохнуть, когда лёгкие уже пусты… Потерять 2-3% при EBITDA 12-15% — это одно, и совсем другое дело, когда EBITDA 2-3%. Я, наверное, никогда так детально и глубоко не вникал в бизнес-процессы. И практически в каждой области есть возможность для оптимизации. Например, сток в Butlers мы разделили на пять категорий в зависимости от востребованности. И обнаружили, что запасы по быстрооборачиваемым товарам незначительно меньше желаемого. И ситуация на складе в Германии ещё более печальная. Потребовалось время и усилия, чтобы убедить Butlers более детально анализировать сток и корректировать программу пополнения стока.

— Кто-то ещё из крупных ритейлеров планирует выход на рынок Украины?

— Практически все крупные ритейлеры смотрят на новые большие рынки – хотят развития. Украина сегодня лишь «потенциально большой» рынок. Европейская страна с большим населением, но затяжной войной и плачевным уровнем доходов населения. Очень надеюсь, что это вопрос времени. Будет собака – блохи прибегут.