День коллапса Уолл-стрит: «Катастрофа первого класса» Дианы Б. Энрикес

38
interlochenpublicradio.org
Что привело к Чёрному понедельнику и как он может аукнуться в будущем

Диана Б. Энрикес – титулованная финансовая журналистка, автор бестселлеров об афёре Берни Мэдоффа Понци. В 2017 году вышла её новая книга – «Катастрофа первого класса: что привело к Чёрному понедельнику, худшему дню в истории Уолл-стрит (A First-Class Catastrophe: The Road to Black Monday, the  Worst Day in Wall Street History). Автор рассказывает о событиях 19 ноября 1987 года, когда фондовый рынок в один день потерял в процентном отношении почти в два раза больше, чем во время самого крутого спада 1929 года. Сосредоточившись на важности краха 1987-го, Энрикес написала ценный и невероятно интересный отчёт о решающем двухлетнем периоде в истории Уолл-стрит – когда рынки совершили полный переход от обслуживания отдельных инвесторов к системе, в которой доминируют гигантские корпорации.


Путь фьючерса

Переломным моментом в системе стало появление финансовых фьючерсов.

Фьючерсы – это старый инструмент, используемый в торговле товарами, такими как пшеница. В период весеннего сева фермеры и оптовые покупатели могут заключать контракты для фиксирования цен на будущий урожай.

Со временем началась торговля финансовыми фьючерсами в Чикагской торговой палате и на Чикагской товарной бирже с помощью целого комплекса инструментов – процентных ставок по казначейским облигациям, выпущенных ипотечных облигаций, иностранных валют и различных фондовых индексов фьючерсов.

Диана Б. Энрикес. Page Six

За десять лет фьючерсы заняли лидирующее положение на бирже Уолл-стрит. Фундаментальный бизнес-анализ заменила проектная математика. Внедрялись компьютеры и новые технологии.

В 1970-х годах два молодых профессора бизнес-школы Беркли, Хейни Э. Лиленд и Марк Рубинштейн, разработали систему «портфельного страхования» – технический метод защиты ценности крупного институционального портфеля. Они присоединились к Джону О’Брайену, продвинутому трейдеру и опытному продавцу, создав компанию Leland O’Brien Rubinstein Associates (LOR).

Их продуктом был набор алгоритмов, которые срабатывали во время рыночного спада с целью снижения потерь

Когда запустили алгоритмы страхования, компьютеры могли продавать фьючерсы с таким расчётом, чтобы установить ценовой потолок, а затем обратить процесс вспять по мере восстановления рынков.

Чёрный понедельник

Скептически настроенные клиенты LOR спрашивали: что произойдёт, если рынки не будут расти и покупать фьючерсы по «рациональным» ценам? Специалисты компании легко развеивали страхи: да, на подверженных панике рынках цены на погашение фьючерсов могли быть ниже рациональной цены, но мелкие трейдеры вскоре узнавали о предлагаемых сделках. Но никто не анализировал объём портфелей, защищённых страхованием.

Черный понедельник изменил финансовую сферу. timeincapp.com

Серьезный спад мог спровоцировать огромные масштабы компьютеризированных продаж фьючерсов, превышающие возможности трейдеров.

Именно это и случилось в Чёрный понедельник, 19 октября 1987 года. После нескольких недель колебания рынков потоки компьютерных фьючерсных заказов попали на рынки Чикаго, подавляя их системы и заставляя цены резко упасть, многие – вообще практически до нуля, что означало полное обесценивание ставок. Когда цены фьючерсов рухнули, безжалостные алгоритмы страхования ускорили продажи.

Без выводов

Энрикес возлагает вину за Чёрный понедельник на несопоставимость автоматизированных рынков и скудной технологической базы регуляторных институций. Однако она преувеличивает масштабы потерь, утверждая, что они составили более $3 млрд.

Когда цены фьючерсов рухнули, безжалостные алгоритмы страхования ускорили продажи

Кроме того, она приводит комментарий президента Рейгана на импровизированной пресс-конференции в самые тяжёлые дни кризиса: «Все бизнес-индексы растут.

С экономикой все в порядке», – который она сравнивает с самоуспокоенностью Герберта Гувера в 1930 году. На самом деле Рейган был прав: с 1986 по 1989 год реальный (с учетом инфляции) рост экономики составил 3,5%, 3,5%, 4,2% и 3,7% соответственно.

Не стоит во всем полагаться на бездушные алгоритмы. investmentu.com

И всё же книга Энрикес – очень интеллектуальный и проницательный анализ важной переломной вехи в сфере современных финансов. Она совершенно права в том, что кризис 2007–2008 годов был результатом рыночных пертурбаций 1980-х. К сожалению, на это мало кто обратил внимание.

 

Источник: The New York Times
Поделиться: