Боль глаз моих

література
За что я порой готов убить переводчика нон-фикшн литературы

И по долгу службы, и для удовольствия я читаю разные нон-фикшн книги: деловые, научно-популярные, психологические… Переводные в основном.

В последнее время у меня сложилось впечатление, что переводчики старой школы почти поголовно ушли на пенсию, а их места заняли недоучки, которых «понабирали по объявлениям». Покопавшись в памяти, я систематизировал претензии. Приводимые примеры взяты из реальных книг. Нарочно не указываю издательства и имена переводчиков – проблемы-то общие.

1. Им не хватает обычной образованности, знаний о мире

Поэтому в тексте о теории вероятностей, когда упоминают русскую рулетку, вдруг появляется «пистолет с карабином на 1000 пуль». На самом деле там должен быть не пистолет, а револьвер, не пули, а патроны, не карабин, а барабан.

Последний ляп особенно удручает.

Карабин – это «быстродействующее соединительное звено между двумя предметами, имеющими петли».
Ну, такой крючок с замочком. Или укороченная винтовка. Но не деталь пистолета.

Поэтому из-за дефицита образованности переводчика я узнаю, как молодого инженера в 1950-е приглашали разрабатывать дизайн… граммофона. Но граммофон – это ящик с огромной трубой-рупором, его сейчас разве что в мультиках встретишь. Выпускали их конце ХІХ и в самом начале ХХ века.

Поэтому «ризики … в одну мить здіймалися до висоти фіордів». Лезем в словарь: «Фіо́рд (норв. fjord) – довга, вузька морська затока». То есть у него может быть длина, ширина, глубина, но никак не высота. Да, берега фьорда обычно скалистые, обрывистые и довольно высокие. Но именно берега, а не сам фьорд.

2. Им не хватает знаний о предмете, которому посвящена книга, и об устоявшейся терминологии

Например, давненько существует популярная система управления производством «Шесть сигм» (six sigma). А переводчик преподносит ее читателю как «Сигма шесть».

Или вдруг в книге появляется такое в описании математической задачки: «скільки їх існує в день х, дорівнює 2х-1^x-1; де х-1 називається експонентою. (^ — в степени)

Тут целый букет ошибок (возможно, часть их – на совести верстальщика и корректора). Формула написана неверно: единицу в какую степень ни возводи, она единицей и останется, так что вся формула сведется к 2х — 1, что неверно. Имелось в виду, вероятно, 2^(х — 1), то есть «два в степени (икс минус единица)». При этом х — 1 – показатель степени. А сама экспонента – это показательная функция e^x (е в степени икс, где е – основание натурального логарифма), она же exp (x). Причем ее, функцию-то, в общеобразовательной школе проходят…

3. Им не хватает знания языков – в том числе родного

В результате переводчик, кажется, сам не понимает, о чем речь. Но пишет. В одном переводе мне встретилась «титулована журналістка з Лебанону». Я предположил, что имелось в виду государство Ливан (по-английски Lebanon), а переводчик решил, что это какой-то город. Обсудили случай в Facebook, знакомый попросил дать ему имя журналистки, поискал ее в социальной сети LinkedIn. «Титулована» в самом деле оказалась ливанкой.

В другой книге, посвященной IT, наткнулся на такой пассаж: «Это означает, что проект делится на итерации, в которых команда выполняет все активности полного проекта, необходимые, чтобы произвести развертывание программного обеспечения в конце каждой итерации».

Фраза тяжеловесна, нечитабельна, изобилует повторами – и непонятна. Что такое «активности проекта»? Вот словарная статья: «Активность. Деятельное участие в чём-л. (противоп.: пассивность). Познавательная, творческая а. А. общественных организаций. Проявлять а. // Усиленная, энергичная деятельность (о действии природных сил, социальных процессов и т.п.). Предвыборная а. Солнечная а.». Переводчик же просто воспользовался калькой с английского (activities).

4. Они – это касается переводов на украинский – порой нетрадиционно подают устоявшиеся имена и термины

Тут я вступаю на зыбкую почву вкусовщины и предположений.

Основоположник научного менеджмента Peter Drucker в русских переводах – Друкер, в некоторых украинских – Дракер. Да, в английском закрытом слоге u читается примерно как «а», но Друкер по происхождению – австриец. В украинской «Вікіпедії» он, кстати, тоже Друкер.

Известный журналист и автор бестселлеров Malcolm Gladwell в русских источниках — Малкольм Гладуэлл. По крайней мере в одной украинской книге он — Малкольм Гледвелл.

Популяризатор биологии Richard Dawkins известен в наших краях как Ричард Докинз (Докінз в украинской «Вікіпедії»), но на страницах одного из переводов он преподносится как Довкінз.

И даже бывший глава ФРС Пол Волкер (Paul Volcker) стал почему-то ВолЬкером. Хотя он вроде не немец, не «фольксваген» какой-нибудь.

Вполне привычная и одобренная словарями «нержавіюча сталь» теперь «іржевідпорна»…

Особенно много копий ломается в вопросах транслитерации английских имен и вообще слов, начинающихся с H («эйч»). Не хоббит, а гобіт, не Холмс, а Голмс, не Хемингуэй, а Гемінґвей, и даже хеджирование рисков (от английского hedge – изгородь, ограда) преподносится как геджування. Но «House M.D.» в украинском по-прежнему «Доктор Хаус» (может, чтобы не смешивать его с Иоганном Гауссом – основоположником теории вероятностей), а harassment – все еще харасмент.

Справедливости ради, в русском с транслитерацией подобных слов тоже чересполосица. Harry звучит как Гарри, Hollywood – как Голливуд, а Hugo (например, Baskerville) в одном переводе оказывается Гуго, в другом – Хьюго.

 

Господа и дамы переводчики и переводчицы! Если вы это читаете, делайте выводы! Я, конечно, пока никого не убил, но яду, как видно из блога, накопил преизрядно.

Господа и дамы – собственники и руководители издательств! Если вы это читаете, то не экономьте на редакторах. Это такие специальные образованные люди, способные выловить в тексте большую часть ляпов переводчика до того, как книжка уйдет в печать.

Поделиться: