Блогер Викторианской эпохи: о ком «биография» Шерлока Холмса

48
theweek.com

Каким был священник, этнограф, отец 15 детей и автор 130 книг и сотен работ самых разных жанров


Уильям Стюарт Беринг-Гулд, поклонник Артура Конан Дойля и редактор первого аннотированного сборника рассказов о Шерлоке Холмсе, в 1962 году издал созданную им воображаемую биографию знаменитого детектива. Образ вымышленного персонажа в значительной мере был дополнен тем, что автору было известно о своем деде-эрудите, тайну которого пыталась разгадать британская писательница – автор криминальных романов Ребекка Топи.

Сабин Беринг-Гулд умер в 1924 году. Это был последний человек, который, можно сказать, знал все. В длинном списке его увлечений были филология, антропология, народное творчество, география, топография, живопись, оптика, металлургия, теория музыки, теология, театр и многое-многое другое. За почти девять десятилетий он успел написать сотни работ, среди которых 130 книг на самые разные темы: тут и апокрифы Ветхого Завета, и победы и поражения Наполеона I, и коллекции средневековых предрассудков.

Сабин Беринг-Гулд (1834-1924)
Сабин Беринг-Гулд (1834-1924) wikipedia.org

Ребекка Топи, которая сама отличается большой производительностью (на ее счету несколько десятков книг), решила ознакомиться с его архивом. На это у нее ушло 15 лет.

В начале своей книги «Сабин Беринг-Гулд: человек, рассказавший тысячу историй» (Sabine Baring-Gould: The Man Who Told a Thousand Stories, 2017), ставшей результатом этого амбициозного исследования, она признается, что так и не нашла исчерпывающий ответ на вопрос, как один человек мог приобрести такой широкий спектр знаний. Но все же имеет несколько догадок.

Человек, который не мог не делиться

Сабин Беринг-Гулд родился в 1834 году в Эксетере, Англия, в семье дочери адмирала и бывшего лейтенанта Индийского кавалерийского полка и ранние годы провел в странствиях вместе с семьей. Ребенком он был болезненным и учился преимущественно дома с репетиторами. После того как получил степень в Клэр-колледже Кембриджского университета, преподавал в школе. В 30 лет поступил в Англиканский религиозный орден. К тому времени он уже начал свою писательскую деятельность, публикуя отрывки новеллы об Исландии в журнале, который редактировали его друзья.

Не только неисчерпаемая интерес, но и страстная потребность делиться стимулировала его к многопрофильному самообразованию. Он был кем-то вроде сегодняшних блогеров или активных пользователей социальных сетей: Беринг-Гулд не мог не опубликовать или хотя бы записать каждую свою связную мысль.

Он был кем-то вроде сегодняшних блогеров: Беринг-Гулд не мог не опубликовать или хотя бы записать каждую свою связную мысль

И настойчивостью он отличался огромной – не бросал работу до тех пор, пока не чувствовал, что она сделана. Его ежедневный минимум составлял примерно три тысячи слов.

Несмотря на занятость, он все же выкроил время и на то, чтобы устроить личную жизнь. Свою будущую жену, Грейс, встретил, когда служил викарием в Йоркшире. Она была незнатного происхождения и, чтобы выйти замуж за мужчину гораздо более высокого социального статуса, должна была пройти специальные курсы, чтобы освоить манеры англичанки – представительницы среднего класса. У нее с Беринг-Гулдом были нежные отношения, взаимопонимание, взаимная поддержка и 15 детей. Когда Грейс умерла, он попросил, чтобы на ее могильной плите написали dimidium animae meae («полдуши моей»).

«Книга оборотней» Сабина Беринг-Гулда
«Книга оборотней» Сабина Беринг-Гулда. libriproibiti.com

Значительная часть книги Топи посвящена людям, которых описывал сам Беринг-Гулд. Среди самых ярких персонажей – преподобный Роберт Стивен Хоукер, о котором рассказывается в одной из самых популярных книг Беринг-Гулда.

Этот самый Хоукер жил в хижине на берегу моря и устраивал похороны бедняков, погибших в кораблекрушениях, носил пончо, которое, по его словам, когда-то принадлежало Св. Патерну, говорил с птицами и как-то отлучил от церкви собственного кота.

Сам Беринг-Гулд служил сначала в Эссексе, а затем в Девоне, где присматривал за большим имением после смерти отца. Он балансировал между своим приходом и семейными обязанностями, написанием докладов для Комитета разведки Дартмура, должностью президента Девонширский ассоциации и председателя Королевского института Корнуоллу, а также этнографическими экспедициями. Он охотно культивировал этот романтический образ самого себя – человека, бредущего овеянными ветрами зарослями в поисках исполнителей забытых баллад, и утверждал, что во время одной из этих прогулок встретил настоящего оборотня. Его книга об оборотнях и природе зла, вышедшая в 1865 году, остается одним из самых цитируемых исследований, посвященных этой теме.

Гений или графоман?

Даже от краткого перечня его работ захватывает дух, отмечает Топи. Беринг-Гулд записывал непрерывно. До того как он получил свое наследство, это было не в последнюю очередь связано с необходимостью зарабатывать себе на хлеб. Но не это было главным стимулом, считает Топи.

Друзья считали его надежным рассказчиком, ведь он был очень внимателен к мелочам

В своем «Житии святых» он уделял гораздо больше внимания деталям их земного существования (например, тому, как Св. Йонас выращивал фиги), чем всяческим духовным рефлексиям. «Наиболее присущей ему чертой от первых до последних дней был неустанный поиск человеческого нарратива», – отмечает Топи. Его занимали не только тонкие материи, но и простые будничные вещи, в частности шутки и притчи во языцех.

Не все книги выдающегося эрудита имели несомненную литературную ценность
Не все книги выдающегося эрудита имели несомненную литературную ценность. maincream.com

Но не все его работы отличались оригинальностью и имели несомненную литературную ценность, отмечает в своей рецензии для The Week журналист Мэтью Уолтер: «Можно сказать, что на его счету более потраченной зря бумаги, чем у 10 скверных писателей вместе взятых, что, впрочем, не умаляет других достижений этого столь продуктивного автора».

Однако Топи, которая не поленилась ознакомиться с львиной долей наследства Беринг-Гулда, убеждена, что он был мастером иронии и удивительно добросовестным исследователем. К тому же, некоторые его романы, что бы ни говорили теперь, были бестселлерами последнего десятилетия Викторианской эпохи и стали классикой. Поэтому количество все же переходило в качество.

Поделиться: