Бедные, но не нищие: как живут сегодня рядовые вьетнамцы. Часть ІІ

34
K.Fund Media
Небоскребы Ханоя и Хошимина уже пробили насквозь свинцовые тучи коммунизма, и это только начало

Как мы уже рассказывали в первой части, многие транснациональные компании переносят свои производства из Китая во Вьетнам, привлеченные невысокой заработной платой ($150), которая меньше нынешней средней китайской в пять раз. Однако это вовсе не значит, что рядовой обитатель Ханоя и Хошимина живет впроголодь и отказывает себе во всем, кроме чашки риса.

Кому во Вьетнаме жить хорошо

Во-первых, эти $150 – средняя цифра по всей стране, включая провинцию, жители которой ведут свое подсобное хозяйство. В двух крупнейших вьетнамских городах средняя зарплата существенно выше – $335 (Ханой) и $250 (Хошимин). Во-вторых, цены здесь ниже, чем в странах «золотого миллиарда». Сравним их, например, с ценами в Австралии, где средняя зарплата составляет $2600.

Десяток яиц стоит в Австралии  $2, в Хошимине – $1,1. Килограмм картофеля, соответственно – $1,5 и 81 цент. Поездка по городу в общественном транспорте обойдется в Хошимине в 27 центов, а в Сиднее – в $3,1.

На коммунистическую пропаганду вьетнамцы почти не реагируют
На коммунистическую пропаганду вьетнамцы почти не реагируют. Shutterstock

Правда, коммунальные услуги в Хошимине по вьетнамским меркам недешевы – $50 в месяц за всё, включая электричество, но это данные для квартиры площадью 80 кв. м, которая рядовому вьетнамцу и так не по карману.

Таким образом, если суммировать цифры, можно сказать, что обычный житель Хошимина или Ханоя с точки зрения австралийца – человек бедный. Но не нищий. Он в состоянии нормально питаться (причем, учитывая дешевизну морепродуктов и тропических фруктов, еще и с пользой для здоровья) и жить в нормальной цивилизованной квартире, а не так, как, например, миллионы бедных обитателей индийских мегаполисов. Более того, по некоторым позициям он богаче рядового гражданина СССР.

Коммунизм vs капитализм

Помимо того, что вьетнамско-американская война разрушила экономику Вьетнама, она еще и оказала существенное воздействие на менталитет его жителей. Ведь если представить себе, что в 1974-м, предпоследнем году войны с США, некоему южновьетнамскому партизану было 20 лет, то сейчас ему всего лишь 64 года. А какой-нибудь южновьетнамской женщине, в детстве жившей в деревне, которую сожгли американские или южновьетнамские солдаты, и вовсе едва за 50 лет. И вряд ли они всё это забыли. В то же время для вьетнамской молодежи, которая ходит в кроссовках Nike, всё это – лишь отвлеченные школьные знания.

Интересы единолично правящей компартии сосредоточены исключительно на экономике

И хотя единственной партией во Вьетнаме остается правящая коммунистическая, в том, что касается молодежи, аналогий с бывшим СССР здесь проводить нельзя.

Если в Советском Союзе существовала всеохватывающая система идеологического «зомбирования» молодежи, начиная с 7 лет, то во Вьетнаме в пионеры принимают лишь самых лучших учеников, а в местном комсомоле состоит только 31% молодежи в возрасте от 15 до 28 лет.

Получается, что более двух третей современной вьетнамской молодежи набирается жизненного опыта и убеждений в принципиально иных условиях, нежели старшее поколение, и вполне готово к капитализму.

Этот конфликт поколений не принимает открытой формы и происходит не на улицах, а в умах, но это не означает, что его нет. И вьетнамское руководство, осознавая это, уже принимает соответствующие меры, омолаживая свой состав. Кроме того, интересы единолично правящей компартии сосредоточены исключительно на экономике. В умы вьетнамцев она не лезет, это не Северная Корея. Правда, наглядная агитация в виде плакатов на улицах присутствует, но вряд ли кто-то всерьез обращает на нее внимание.

Лотос, Тямпа, няняк

 Говоря об инфраструктуре двух главных вьетнамских городов, надо заметить, что хотя они и не могут поспорить по объему высотной застройки с Сингапуром или Шанхаем, однако силуэт деловых кварталов у них вполне современен. Самым высоким зданием во Вьетнаме является одно из зданий Keangnam Hanoi Landmark Tower – комплекса из трех небоскребов, расположенных в Ханое. Его высота 336 метров, в нем 72 этажа, а по площади помещений небоскреб занимает почетную 18-ю позицию в мире. Кроме того, он внес свою лепту в спор Ханоя и Хошимина, кто круче, поскольку до него самым высоким зданием Вьетнама был Bitexco Financial Tower, расположенный в бывшем Сайгоне – 262,5 м.

Деловые кварталы вьетнамских мегаполисов вполне современны. Shutterstock

Считается, что форма Bitexco  спроектирована как подражание символу Вьетнама, цветку лотоса. И таких, правда, не столь высоких и изысканных, небоскребов в Ханое и Хошимине достаточно.

Напоследок – о культуре. Мир настолько привык воспринимать Вьетнам сначала как  военную, а затем как дешевую производственную зоны,  что совсем забыл – это страна одной из древнейших в Азии культур, берущей начало еще в бронзовом веке. Так, например, в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО во Вьетнаме входит комплекс индуистских храмов Мишон, построенный в Х веке ныне исчезнувшей цивилизацией, называвшей себя Тямпа. А в список нематериального наследия вошли придворная музыка «няняк», народное пение «куанхо», пение «соан» и еще несколько древних музыкальных жанров.

Самое большое влияние на вьетнамскую культуру в течение многих веков оказывала культура китайская

Письменная вьетнамская литература, появившаяся в Х веке, делилась на две части – вьетнамоязычную и китаеязыную. Родной язык вьетнамцев вытеснил  китайский лишь в 1920 году. От китайцев же вьетнамцы получили искусство каллиграфии, в которой также использовали не только вьетнамские, но и китайские иероглифы.

Европейский след

Однако, начиная с ХІХ века, китайское влияние сменилось французским. Вьетнам был тогда частью Французского Индокитая, который, в свою очередь, был частью французской колониальной империи. В архитектуре старых кварталов Хошимина «французский след» по-прежнему заметен. Так, здание оперного театра было построено в конце ХІХ века французским архитектором Евгением Ферре по образцу Petit Palais, Кстати, оно стоит на улице Ле Лой, где расположены бутики ведущих мировых брендов. Собор Сайгонской Богоматери, построенный несколько раньше оперного театра – точная копия собора Парижской Богоматери, причем все стройматериалы для него привезли из Европы. К облику Сайгона приложил руку даже отец Эйфелевой башни Гюстав Эйфель, придумавший дизайн Центрального главпочтамта.

В архитектуре старых кварталов Хошимина «французский след» по-прежнему заметен
В архитектуре старых кварталов Хошимина «французский след» по-прежнему заметен. Shutterstock

В это время Сайгон называли «Парижем Востока». Однако затем он и Ханой, как и весь Вьетнам, вступили в эпоху освободительных войн, революций, оккупаций, превратились в две оккупационные зоны, коммунистическую и американскую. И только последние десятилетия они пытаются обрести собственное лицо. Пока всё получается. Но многое еще впереди.

Поделиться: