А Рур и ныне там: как город в Германии провёл ребрендинг ценой в миллиарды

jonesdaycareers.com
Центр угольной и сталелитейной промышленности превратился в европейскую столицу культуры и экологии

Каждый человек, интересующийся проблемой «культурного перепрофилирования» городов и городских агломераций, читал или слышал о примере германского Рура, когда-то главного европейского центра угольной и сталелитейной промышленности. Но обычно знания эти весьма приблизительны – мол, закрыли убыточные и загрязняющие окружающую среду шахты и заводы, а потом устроили в их помещениях центры современного искусства и музеи. Однако на самом деле всё не так просто. И это делает пример Рура особо интересным.

Мускулы, а не мозги

Начнем с того, что Рурская область с территорией 4400 кв. км и населением 5,2 млн человек (что составляет 6,5% от всего населения Германии) изначально не располагала таким культурным потенциалом как Лондон, Берлин или Венеция, о которых K.Fund Media уже рассказывал. Более того, потенциал этот в 50-70-е годы, когда начались первые проблемы Рура, практически равнялся нулю. Так что просто «переставить акценты», как в приведенных выше примерах, было невозможно. И решающую роль тут сыграла разумная, по-немецки рациональная политика государства.

Рур, кстати, – пример того, что частный капитал, даже такой высокоорганизованный, как сталелитейные компании семейства Круппов, не всегда тяготеет к инновациям.

Круппы — династия немецких промышленников из Эссена.

Один из Круппов отреагировал на открытие первого в Рурской области университета словами, что нам здесь нужны мускулы, а не мозги. И власть с ним не очень спорила, поскольку зависела от налогов, которые платила крупная промышленность.

freetraveller.jimdo.com

Зато в 70-е годы, когда кризис подкосил именно этих налогоплательщиков, решила начать реструктуризацию за их счёт и ввела принцип «загрязнитель среды платит за её очищение». Крупные предприятия были вынуждены вложиться в разработку экологических технологий, которые к концу 80-х годов составили в Руре 20% общегерманского объёма этого сектора, поскольку продажи этого профиля вышли за пределы региона.

Дышите глубже

Подобные масштабные экологические проекты требуют огромных затрат, которые по плечу только таким экономическим гигантам, как современная Германия. Так, эталоном преобразований в Руре считается создание Эмшер-парка в долине реки Эмшер, территории, которая в середине прошлого века была своеобразным «Руром в Руре», то есть наиболее промышленно загрязненным районом региона.

Теперь бывшие промышленные объекты используются для проведения культурных фестивалей, выставок, концертов

В первую очередь этому способствовала действовавшая в регионе с 1989 по 1999 годы долгосрочная программа International Building Exhibition Emscher Park, в рамках которой на берегах реки было возведено нечто вроде суперсовременного аналога киевского Национального экспоцентра, где также поместили многочисленные арт-объекты.

ahgz.de

Для того, чтобы превратить самый загрязненный в Руре регион в туристическую Мекку, в начале 90-х годов было решено построить под землей на всём протяжении Эмшера канал. В этот канал собирались отвести все промышленные стоки, которые раньше шли в реку. Строительство будет окончательно завершено в 2020 году, и оно уже дало свои результаты, – в реке даже появилась рыба. Однако не меньше этого впечатляет и стоимость проекта – самая современная в мире система сточных вод протяженностью 73 км обойдется в €4,5 млрд.

Зелёная столица

Точно так же когда расположенный в центре Рура город Эссен был объявлен «культурной столицей Европы-2010», размер вложений в городскую инфраструктуру составил €500 млн. Но цель себя оправдала: за год в Эссене было проведено 5,5 тыс. мероприятий, которые посетили 10,5 млн человек. А в этом году Эссен станет ещё и «зелёной столицей Европы-2017». То есть уже вложенные в инфраструктуру деньги отобьются на туристах еще раз.

Кстати, под смотровой площадкой для посетителей Рурского музея в Эссене раньше находилась сортировочная некогда крупнейшей в мире и нынче закрытой угольной шахты «Цольферайн».

Сегодня «Цольферайн» – витрина новой политики Рура

Бывшая шахта внесена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО как памятник промышленной архитектуры, и в ней, помимо упомянутого музея, работают выставочные площадки, галереи современного искусства, концертный зал, бары, кафе, рестораны и даже казино. Есть тут и спортивные сооружения – бассейн и зимний каток.

emscherkunst.deemscherkunst

И таких примеров в Руре хватает. Однако, говоря об этом, надо не бить в литавры, а понимать, что такого рода ревитализация большой промышленной территории обошлась в многие миллиарды евро и растянулась в богатой Германии на 40 лет. Впрочем, даже и сейчас не стоит делать вид, что Рур – пример того, как промышленные технологии можно безболезненно заменить на «культурные» и «зелёные».

Например, на смену 500 тыс. рабочих мест, исчезнувшим в добывающей отрасли, в сфере услуг появилось лишь 300 тыс. С одной стороны – уже замечательно, с другой – 200 тыс. человек так и остались без работы. Тут как со стаканом, который для одних наполовину пуст, а для других наполовину полон, всё зависит от точки зрения.

Но в любом случае судьба Рура намного лучше, чем у американского Детройта, который после закрытия автомобильного производства неуклонно превращается в мёртвую зону. Новому Свету ещё есть чему поучиться у Старого.

Поделиться: